Проповеди

ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ НАД НАМИ!

Событие, которое легло в основу нашего сегодняшнего торжества, относится к далекой Византии. В 910 году в её древней столице, городе Константинополе, когда несколько тысяч христиан молились во Влахернском храме на воскресном всенощном бдении, Пресвятая Богородица в свите Небесных сил, поддерживаемая святыми Иоанном Предтечей и апостолом и евангелистом Иоанном Богословом, по воздуху вошла в храм. В сверкающих одеждах в безмолвии сонм святых и Ангелов прошествовал от притвора через весь храм и остановился у Царских Врат. Пресвятая Богородица вошла в алтарь и, преклонив пред Престолом колена, погрузилась в молитву.

Событие, которое легло в основу нашего сегодняшнего торжества, относится к далекой Византии. В 910 году в её древней столице, городе Константинополе, когда несколько тысяч христиан молились во Влахернском храме на воскресном всенощном бдении, Пресвятая Богородица в свите Небесных сил, поддерживаемая святыми Иоанном Предтечей и апостолом и евангелистом Иоанном Богословом, по воздуху вошла в храм. В сверкающих одеждах в безмолвии сонм святых и Ангелов прошествовал от притвора через весь храм и остановился у Царских Врат. Пресвятая Богородица вошла в алтарь и, преклонив пред Престолом колена, погрузилась в молитву.
Между тем всенощное бдение продолжалось. Кончилась вечерня, началась утреня, приближался полиелей. И вот вспыхнули светильники, весь храм озарился светом, многократно отраженным в золотых окладах икон и киотах. Под самый купол вознеслись радостные и величественные звуки стройного унисона «Хвалите Имя Господне», услышанные несколькими десятилетиями спустя посланниками Великого князя Владимира, так что посланники потом, по собственному их признанию, не знали, на Небе ли они были, или на земле.
А Пресвятая Богородица тем временем, не поднимаясь с колен в молитвенном склонении, орошала Святой Престол слезами. Два, казалось бы, независимых плана жизни, небесный и земной, соединились воедино: решалась судьба Византии, которой под тяжестью грехов и государственной, и церковной власти, по Божьему промыслу, надлежало пасть. Но Богородица молилась. Она, конечно же, всё знала. Знала, что и собравшиеся здесь, в храме, и оставшиеся за его пределами христиане не думают сейчас о Небесном, о вечной жизни, ожидающей их рано или поздно, не думают и о Ней Самой и о Её Сыне, Хозяине жизни. Знала, что они думают сейчас каждый о своём: об удовольствиях и о несчастьях, кто – о бедности, кто – о богатстве, кто – об отмщении врагу, кто – о том, как бы избежать отмщения. Она всё это видела. Но Она молилась, взывая к милосердию Сына Своего, и о просветлении народа святой Византии, Второго Рима, и об исправлении власть предержащих этой пока всё еще богохранимой страны.
Но в храме в эту ночь среди нескольких тысяч христиан стояли двое святых, с отверстыми очами духовными, чистые сердцем, достойные видеть Бога и жизнь Неба: блаженный, Христа ради юродивый Андрей и ученик его, юноша Епифаний, по Преданию Церковному впоследствии ставший Патриархом Константинопольским.
С благоговейным трепетом Андрей спрашивает своего ученика: «Отроче, видишь ли ты Царицу Небесную?» – «Да, вижу, святой отец», – тихо отвечает тот, сам объятый священным ужасом. И оба снова возвращаются к созерцанию Неба.
Видение продолжалось более часа, после чего Пресвятая Богородица вышла на амвон, сняла с плеч покров – блистающий омофор – и распростёрла его над всеми молящимися в храме.
Из этого удивительного события мы черпаем уверенность, мы верим, что Пресвятая Богородица вот так же, невидимо для большинства из нас, и поныне держит Свой омофор, этот спасительный покров, над миром христиан православных. Почему только православных? Да потому что только православные не согрешили против веры, против учения Христа и апостолов. Все остальные отклонились. И сейчас Богородица удерживает нас от падений, от греховных соблазнов, от всякого вражеского приступа. Удивительно, что праздник в греческой традиции не задержался. Греки утратили его вскоре после этого чудного видения, но еще более 500 лет Пресвятая Богородица удерживала святую Византию от падения. Однако в середине XV столетия Византия всё-таки пала. В храм Премудрости Божией Софии вошли нечестивые сарацины и обратили этот величественный храм в мечеть.
Святая Церковь учит, что Россия – последний удел Божией Матери, называемый Третьим Римом. Больше не будет перемещения столицы веры христианской в иное место земли. Здесь будет и окончание христианской эры, и начало кончины мiра. Но нам не об этом надо думать. Конец всему бывает, и конец мiра будет. Но в наших силах эту кончину мiра бесконечно отодвигать во времени. Ведь как ни приступали ученики ко Христу, когда Он был ещё с ними: «Назови, Господи, дату кончины мiра», Господь сказал: «Не знаю, знает только Мой Отец». Он пощадил Своих учеников. Удержал их от соблазна умолять Его, чтобы Он сжалился над ними и назвал. Этого нельзя было делать. Есть понятия «вера» и «доверие». Слова одного корня, но означают не одно и то же. Между ними существует мера – любовь. Мы верим в Бога и хотим доверять Ему. Бог тоже верит в нас, в наше спасение, и для достижения его ждёт от нас полного доверия. До нашего грехопадения в Раю Бог и нам доверял полностью. Но теперь, после грехопадения, нам доверяется только земное, нашего же ради сохранения и спасения. Поэтому мы не знаем времени. Мы верим, что своею чистотой, своею любовью и своим милосердием, которое утратила в своё время Византия, мы будем удерживать Православие и будем удерживать мiр, какой он есть сейчас, в его движении к совершенству. Ведь он пока еще не в совершенстве. Он не может быть сразу весь спасен, он будет только двигаться, бесконечно стремясь ко спасению, но не известно, в каком его состоянии будет остановлено это движение. Поэтому мы ради наших ближних, ради наших усопших, о которых мы молимся и которые тоже пребывают в движении, удерживаем Православие, удерживаем веру, удерживаем мир христианский, чтобы кончина не застигла нас врасплох. Наше желание – чтобы все спаслись. Ведь этого желает и Бог. Но этого не достичь без труда – ведь согрешили же! Все согрешили – в АДАМЕ. Поэтому и спастись мы можем, только духовно взявшись за руки, в беззаветной взаимной молитве друг за друга как за самого себя. Воссоединившись в Новом Адаме – Христе.
Для этого вглядимся в наши собственные души, так ли они чисты? Даже сегодня после того, как почти весь храм наш исповедался и причастился, не осталось ли там какого сора, какой-либо занозы, какой-либо нечистоты – духовной инфекции? Вот о чём наш сегодняшний разговор.
Пресвятая Богородица до сих пор удерживает мiр, удерживает Своим святым Покровом и даёт нам еще пространство жизни, чтобы мы очистились, осмотрели самые потаенные закоулки души и освободили их от всего мешающего нашему духовному соединению и спасению.
Будем бдительны, будем благодарить Пресвятую Богородицу и будем умолять Её! Господь же Её святым заступничеством за нас удержит мiр от погибели и нас в мире, благополучии, смирении, терпении и взаимной любви. Была бы только наша собственная свободная воля в согласии с волей Бога и святыми молитвами Пресвятой Богородицы. Аминь.

Настоятель храма
протоиерей Борис Куликовский

/* ]]> */