Проповеди

Возьми крест свой

Сегодня мы услышали удивительные слова Спасителя: «Кто хочет душу свою спасти, погубит ее; а кто погубит душу свою Меня ради и Евангелия, тот спасет ее» (Мк.8,35). И еще: нужно взять крест свой и следовать за Ним.

Апостол и евангелист Матфей свидетельствует: люди дивились Его учению. Они не понимали, что Он говорил, для них Его учение было неслыханным откровением. Но они были поражены тем, как Он говорил. Потому что Он учил их не по-книжному, а как власть имеющий (Мф.8,29), знающий истину.

Итак, надо погубить душу свою, чтобы спасти ее. До сих пор люди знали, что самой высшей ценностью является сама жизнь со всеми ее прелестями, удовольствиями и мечтами, и надо ею дорожить. И люди дорожили ею, жертвовали всем, чем только могли, чтобы сохранить, продлить, сделать свою жизнь более счастливой. Но вот ведь беда: как ни старайся, как ни продлевай ее, а впереди все равно ждет катастрофа: смерть. Никуда от нее не деться. Рано или поздно, а приходится расставаться со своей драгоценной земной жизнью.

Обычно момент перехода человека из земной жизни в мир, как принято говорить, «иной» ускользает от сторонних наблюдателей. Так обычно говорят: «Был человек, пожил, счастлив ли или мучился, — что теперь рассуждать! Теперь он в жизни вечной». Для самого же «участника» в этот миг Хозяин жизни как бы прокручивает всю его земную жизнь с ее подвигами и поражениями, верностью, благородством, достоинством и низостью, подлостью, предательством. «Участник» счастлив был бы сейчас переиначить прошедшее, что-то изменить, что-то подправить, — но ничего уже сделать не в силах: земная жизнь кончилась. Впереди теперь — только заслуженный «плач и скрежет зубов» (Лк.13,28).

Для того чтобы предостеречь человека от такой горькой участи, Господь предложил совершенно иную систему жизненных ценностей. Да, земная жизнь прекрасна. Но это еще не самое главное, что приготовил для нас Господь, это только преддверие того великолепного дворца, куда нас ждет Спаситель. Мы же иногда, входя в великолепный дворец земной жизни, по-разному себя ведем. Кто то, к примеру, спешит скорее развалиться в креслах или пойти без приглашения в трапезную и накинуться там на всякие яства. А кто то, будучи воспитанным, либо дождется, либо сам пойдет искать хозяина дворца, чтобы, почтительно представившись, предать себя его попечению.

Люди с изумлением восприняли Евангелие. Они воочию увидели перед собой Творца и были ошеломлены. Многое «не сходилось» в их сознании. Да, Он воскрешал мертвых, исцелял слепых, хромых, глухих и прокаженных, насытил тысячи пятью хлебами и мог бы, очевидно, весь иудейский народ обеспечить роскошью и достатком. Но как это вдруг — «погуби душу свою, возьми крест свой и следуй за Мной»! Куда? Зачем? — когда здесь, в родной Иудее, мог бы расцвести земной рай!

Нет, люди совсем по-другому представляли себе пришествие Христа Спасителя. Это сегодня мы знаем, что Господь после трех с половиной лет земной проповеди пойдет на добровольную смерть, отдаст Свою жизнь за грехи людей, будет распят, погребен и воскреснет. Но тогда этого никто не мог представить себе. Ученики тоже не понимали, что значит: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14,6), а переспросить боялись.

Тем не менее Господь говорил и учил, зная, что потом, когда Святой Дух снизойдет на людей, они уразумеют Его слова. Всё, что Он говорил, поймут не умом, а своею верой.

Вот, оказывается, на что возлагал Господь все надежды: на веру людей. «Только веруйте! — говорил Он. — Всё возможно верующему (Мк.9,23). Веруйте в Бога и в Меня веруйте! (Ин.14,1)».

Вера обладает чудодейственной силой. Она дает человеку могущество не только здесь, на земле (Ин.14,14), но и открывает перспективу вечной жизни. Все даст Господь верующему в Него по вере его. Господь показал это на деле. Слепцам, которые приступили к Нему с мольбою, чтобы прозреть, Господь лишь сказал: «По вере вашей будет вам» (Мф.9,29). И они прозрели.

А вот Петра, предавшего Его, Господь спрашивал не о вере. Господь ему ставил уже высшую планку верности. Он троекратно, по количеству раз предательства, спросил: «Любишь ли ты меня»? Петр троекратно подтвердил: «Люблю Тебя Господи, Ты все это знаешь». И Господь дал ему и награду тоже высшую. «Паси, — сказал Он, — овец Моих» (Ин.21.17), и ключи получишь от Царства Небесного.

Итак, вера, любовь, крест — и наша жизнь. Какие понятия переплелись между собою в тугой неразрываемый узел! «По вере вашей, — говорит Бог, — будет вам». И дальше: «Да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин.13,34). И, наконец: «Кто хочет по Мне идти, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет» (Мк.8,35).

Как мы смотрим на жизнь? Что и кого мы любим? Во что веруем, на что уповаем? И что такое крест? Урашение ли это на груди? Ответ на эти вопросы показывает, как человек смотрит на жизнь, на себя и на Бога. Если вера — наша сила, наше могущество, а жизнь — путь, начинающийся с нашим рождением и уходящий в бесконечную перспективу Царства Небесного, уготованного каждому, приходящему в мiр, то крест — это средство и опора для преодоления всех преткновений, встречающихся на нашем земном пути. Мы устаем, наше тело часто перестает служить нам так, как служило в начале пути, и это нас смущает. Однако не это самое страшное. «Дух бодр, плоть же немощна», — говорит Бог (Мф.26,42). Но каждый грядущий день и каждое наступающее мгновение — это отрицание, перечеркивание себя вчерашнего, ветхого, отвержение своей гордыни в ее новых и новых, более глубинных пластах, преодоление власти собственной плоти в восхождении души навстречу ожидающему ее Спасителю. От того малого, что дано было человеку в начале пути — его бренного тела, которое он холил всю жизнь и лелеял, точно идола, человек, наконец начинает прозревать контуры того великого Дара, изначально уготованного ему, верному в малом, — своего собственного креста.

Земная жизнь — не самоцель и не ловушка. Это всего лишь обещание, залог, проверка нашей верности и надежности, каждому по его силе: «Претерпевший же до конца — тот спасен будет» (Мк.13,13).

Если мы в согласии с Богом, то мы понимаем и смысл креста. Это — послушание, верность, любовь. Послушание, и верность, и любовь, — великое наслаждение верующему, верному и любящему. Но это испытание для человека маловерного, сомневающегося, который еще не научился любить жертвенно. И это высшее страдание для человека, который не знает и не желает знать Бога, для кого он сам — бог и объект для любви. Вот для такого человека любить, быть в послушании и быть верным — это высшее мучение, начало ада.

Мы постепенно восходим в своем духовном совершенствовании — от любви к самому себе до любви к врагам своим. От признания сначала себя богом — к познанию высшего Творца. Это и есть наш крест: восхождение от незнания к знанию, от неверия к вере, от небытия к высшему бытию, высшей мере радости и наслаждения вечной жизнью, уготованной нам, сохранившим свою верность Творцу до конца.

Настоятель храма
протоиерей Борис (Куликовский)

/* ]]> */