Проповеди

Вход Господень в Иерусалим

Сегодня великий двунадесятый праздник — Вход Господень в Иерусалим, или Вербное Воскресение. Господь на ослёнке в окружении учеников и множества народа торжественно въезжает в город. Ясное безоблачное небо, всеобщее ликование. Люди постилают Иисусу под ноги свои одежды, пальмовые ветви. «Весь город пришёл в движение… Осанна Сыну Давидову! — слышится со всех сторон. — Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф. 21, 9–10).

no images were found

Сегодня великий двунадесятый праздник — Вход Господень в Иерусалим, или Вербное Воскресение. Господь на ослёнке в окружении учеников и множества народа торжественно въезжает в город. Ясное безоблачное небо, всеобщее ликование. Люди постилают Иисусу под ноги свои одежды, пальмовые ветви. «Весь город пришёл в движение… Осанна Сыну Давидову! — слышится со всех сторон. — Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф. 21, 9–10).

«Кто Сей?» — удивлённо спрашивают друг у друга некоторые из паломников, пришедших на иудейский праздник Пасхи. И народ с гордостью отвечает: «Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского» (Мф. 21, 11).

Иисус же печален. Кажется, что это всеобщее ликование не имеет к Нему никакого отношения. Почему? В чём дело?

А Господь, оказывается, уже предвидит, что Его ожидает через несколько дней. Предательство Иуды, Гефсиманский сад, Голгофа, Крест. Видит и то, как этот же самый народ, что сейчас в преизбытке чувств прославляет Его, будет кричать: «Возьми, возьми, распни Его!» (Ин. 19, 15).

Видит — и ничего не хочет, да и не может изменить! Потому что именно для этого Он и пришёл от Отца на землю. Чтобы добровольно предать себя в руки грешников, принять муки, быть убитым и через три дня воскреснуть.

Вся земная жизнь Христа, начиная с принятия в водах Иордана крещения от Иоанна со словами: «Надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3, 15), до Его последнего возгласа на Кресте: «Совершилось!» (Ин. 19, 30), — была служением Правде. Всё, что от Него ожидал Отец, что было предсказано пророками, было, как будто, уже совершено на Небе, и теперь мы только наблюдаем, как оно материализуется в реальном времени во всех мельчайших подробностях.

Христос теперь точно следует по страницам Священного Писания, из строчки в строчку. Главное — чтобы не отклониться в сторону. А что значит — «в сторону»? Это значит, отклониться в неправду. Даже в Гефсиманском саду, в момент естественной человеческой слабости, когда Он вдруг представил Себе ожидающее Его распятие, Он взмолился: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия». Но тут же спохватился: возникла страшная угроза вкрапления неправды! Писание! Должно исполниться Писание во всей полноте и неукоснительности! И Он смиренно завершает молитву: «Впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26, 39).

Да, цель, ради которой Спаситель пришёл в мир, была страшной. «Он должен предать Себя в руки грешников, пострадать от них, быть убитым и в третий день воскреснуть!». Господь не один раз принимался объяснять это ученикам. Но они не понимали, не могли даже представить себе, о чём Он говорит: «слова сии были для них сокровенны» (Лк. 18, 34). Да и зачем? — когда всё и так хорошо идёт! Толпы людей окружают Иисуса, слава Его растёт с каждым днём. «Слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мёртвые воскресают» (Мф. 11, 5), и вдруг — всё рушится. Ради чего?! Может, это ошибка? Пётр со всею прямотой приступил к Иисусу: «Ты не милосерд к Себе, пощади Себя!», высказав вслух то, что чувствовали и другие ученики, что чувствовали бы и мы сами, окажись тогда рядом.

Сокровенной для окружающих людей была и вся земная жизнь Христа, начиная с тайны Рож­дества в Вифлееме. Господь вынужден был терпеть вопиющую неправду о Себе — как «Пророке из Назарета Галилейского»! Помним, с каким пренебрежением отозвался о Нём Нафанаил своему приятелю Филиппу, когда тот позвал его познакомиться с Иисусом: «Мы нашли, — говорит Филипп, — Того, о Котором писал Моисей…, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета». И Нафанаил отвечает: «Из Назарета может ли быть что доброе?» (Ин. 1, 45–46). Но уже в тот же день раскаялся: он был поражён, что Иисус, не зная его, назвал его по имени и сказал, что «видел его» под смоковницею (Ин. 1, 48). Этого чуда Нафанаилу стало достаточно, чтобы признать Иисуса Богом: «Равви! Ты — Сын Божий, Ты — Царь Израилев» (Ин. 1, 49).

Однако не столь доверчив был официальный Иерусалим. Они ждали Мессию, как положено, рождённого от Девы (Ис, 7, 14), из рода Давида и непременно из города Вифлеема (Мих. 2, 5). Иисус же произошёл, как считали все, кто знал Его с детства, от земных родителей Марии и Иосифа (Ин. 6, 42) из галилейского города Назарета.

Простому же народу было достаточно лишь видеть чудеса, совершаемые Иисусом: веская причина, чтобы сделать Его царём! Как было бы хорошо, чтобы ещё одним чудом Он освободил весь израильский народ от римского рабства! В Гефсиманском саду, когда пришли с мечами и кольями брать Иисуса, а кто-то из учеников выхватил меч для обороны, Он сказал: «Возврати меч твой в его место… Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов», которые разнесут в пыль всю эту толпу?! Как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26, 52–54).

Вот где открылась глубинная тайна земной миссии Христа! Он изначально отверг возможность заставить фарисеев и всех прочих волевым, физическим или психическим, воздействием (например, гипнозом) признать в Нём Бога.

Христос избрал для Своей миссии совершенно иной путь: Он пришёл не волю сокрушить человека. Он пришёл покорить его сердце.

На протяжении земной своей жизни человек вольно или невольно покоряется двум стихиям: то силе, то правде. Покорение силе унижает человеческое достоинство, покорение правде — возвышает, делает человека богоподобным. Потому что «Бог не в силе, а в правде».

Иерусалим ликует, толпа народа приветствует Иисуса, въезжающего на ослёнке. Потому что даже самый этот въезд Его был воспринят ими как предвестие нового чуда. Недаром же Он вчера совершил такое, что весть об этом за одну ночь облетела весь город: воскресил четырёхдневного Лазаря из мёртвых!

Сегодня мы держим в руках символ нашей веры, нашего спасения — святые вайи, которые мы освятили и вчера, и сегодня ещё раз окропим. И этот символ созвучен нашему Символу веры. Мы всею душою привержены к нашему Господу и Спасителю Иисусу Христу, мы с Ним сегодня, мы встречаем Его, скорбно шествующего на жеребёнке в Иерусалим.

Грусть Его от страшной ошибки человеческой: Его, Бога, не узнали! Так оно и должно было произойти, всё по Писанию: и Пётр отречётся Его трижды, Иуда предаст, ученики разбегутся. И вот этот самый народ, ликующий сегодня, будет кричать Пилату через четыре дня: «Распни Его!».

Господь, всё это предвидя, нас же и утешает! Не скорбите! Этому всему надлежит быть!

Господь и в этот раз осторожно проведёт нас через Свою крестную смерть к Воскресению, которое вот уже две тысячи лет приходит с рассветом Пасхального дня. Мы это уже всё знаем, но как удивительно, что каждый раз мы это переживаем по-особенному, как будто впервые в жизни. Это тайна, как и тайна Священного Писания, которое нужно читать без конца и каждый раз воспринимать как новое для себя откровение.

Праздник, который мы сегодня встречаем со смешанным чувством радости и тревоги, да укрепит нас духовно!

Над всем миром, в котором мы живём, Господь неутомимо простирает Свою десницу. Мы верим, Господь сохранно проведёт нас через все скорби, которые нам в жизни посылаются.

Сегодня мы вместе со Спасителем входим в Иерусалим и радуемся, потому что уверены, что ещё многократно войдём в него, пока он не заменится для нас Небесным Иерусалимом, уже неразрушимым, и вечным Царством Небесным. Аминь.

Проповедь настоятеля храма протоиерея Бориса Куликовского 28 апреля 2013 года

/* ]]> */