Миссионерство

Миссия прихода

14 мая 2010 года, в рамках празднования Дней славянской письменности и культуры, в г. Видное состоялась Епархиальная миссионерская конференция «Миссия прихода». По благословению благочинного церквей Пушкинского округа прот. Иоанна (Монаршека) в числе прочих выступлений был подготовлен доклад настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы г. Королёва прот. Бориса (Куликовского) с одноименным названием «Миссия прихода».

Когда Предтеча и Креститель Господень Иоанн вышел к Иордану на проповедь и произнес удивительные слова: «Покайтесь, приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3,3) — толпы народа самого разного звания потянулись к нему. И каялись. Рыдали, исповедуя свои грехи.

Понятно, то был святой Иоанн, крайний пророк Божий, и действовал он не от себя, а как «глас вопиющего в пустыне» (Ис. 40, 3), то есть от Бога. Но, с другой-то стороны, народ вышел на его призыв не по принуждению или под действием гипноза. И саддукеи, и фарисеи, не говоря уже о простом народе, — все искренно переполошились: не Христос ли это? Потому что люди в массе своей имели твердую веру в Бога и боялись Его.

Сегодняшний мiр людей, как никогда прежде, оторван от Бога. Случилось то, от чего предостерегал Христос: — «Не может человек одновременно служить Богу и мамоне» (Мф. 6,25). И человек выбрал мамону. По?разному называется это чудовище. Это — и бизнес, и развлечение, и удовлетворение своих страстей.

Вот пришел человек на исповедь. — «Редко хожу в храм». — «А что мешает?» — Самый распространенный ответ: — «Работаю». — «Семь дней в неделю? А дали бы восемь — и восемь бы работал?» — Думает. И это вовсе не потому, что обременен многодетной семьей. А потому что — «так все».

Причем это — никакой не злодей или богоборец, а очень приятный, интеллигентный человек, как говорит сам о себе, верующий в Бога. Словом, сегодняшний наш, российский, соотечественник и современник.

Чаще всего Бог для такого человека — это «какая-то сила», и вообще «что-то такое», что, безусловно, есть, но о чем просто так, без повода и причины, лучше не задумываться: «не буди, — мол, — лихо, пока спит тихо».

Да, у этого человека есть проблемы: и со здоровьем, и семейные, и производственные. Всё это ему — «сделали». Поэтому-то он и пришел в храм — за рецептом от сглаза, порчи, колдовства т. д.

Он очень хорошо сделал, что догадался и пришел в храм. В лечебницу. А ведь кто-то пойдет к экстрасенсам, тем же колдунам или в секту.

В разное время каждому, наверное, приходилось обращаться в лечебницу и общаться с персоналом. Приходит, например, человек, смотрит на врача, в лицо ему смотрит, а тот смотрит ему в руки. И в зависимости от того, что увидит у него доктор в руках, соответствующий и разговор, и лечение будет. А ведь часто человеку нужно что-то такое, что ни за какие деньги не покупается: внимание, милосердие, любовь.

Практика жесткой регламентации взаимоотношений между людьми по принципу «ты — мне, я — тебе» существовала тысячелетия. И была оправдана ветхозаветным Богом, суровым, но справедливым. — «Око — за око, зуб — за зуб» (Исх. 21,24).

Но тут весь народ вздрогнул, когда вслед за Предтечей вышел Сам Господь и объявил неслыханную новость: Бог — это Любовь (1Ин. 4,8). На Его учение о любви к ближнему, как к самому к себе, и на Его дела любви нескончаемые толпы потянулись. Да и как им было не потянуться, когда люди своими глазами увидели: глухие слышат, слепые прозирают, мертвые воскресают и нищие благовествуют (Мф. 11,5). И всё — даром, никакой платы!

Российский православный приход после расшатывания веры творческой интеллигенцией XIX-го, так называемого Серебряного века, после сокрушительного для нашей страны XX века, с его воинствующе-безумным «Несть Бог!» (Пс. 13,1), поголовного уничтожения духовенства и сноса храмов, — сегодня православный приход призван стать новым Иорданом Иоанна Крестителя и пустыней, где Христос накормил тысячи пятью хлебами (Мф. 14, 20). Отсюда должны пролиться в мiр потоки живой воды (Ин. 4,14) и напоить всех жаждущих.

Дело — за малым: открылись бы в самих приходах наших родники этой живой воды!

Наш храм Рождества Пресвятой Богородицы возродился в г. Королёве рядом с историческим местом, где он стоял два с лишним столетия, в хрущевскую эпоху был снесен, и на его фундаменте воздвигли жилой барак, где люди мучаются по сей день, и где ангел навечно склонился в скорбном плаче по совершенному злодеянию. Храм двухуровневый, нижний — освящен в 2007 году в честь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. В верхнем — идут отделочные работы, роспись, изготовление иконостаса.

Особенностью нашего храма является полное отсутствие в храме торговли. С осени 2008 года все требы, таинства, поминовения совершаются благотворительно. Происходит это в полном соответствии с той картиной, которую наблюдал Христос, и нам поведал святой Евангелист. В сокровищное хранилище (то есть опломбированный ящик) прихожане опускают свои пожертвования. Работникам свечного ящика ни заводить разговоры о размерах пожертвования, ни тем более принимать деньги в руки от прихожан не благословляется. Никто ни за кем не подглядывает и не контролирует. Свидетель — только Бог.

Да, растерялись поначалу наши прихожане, когда пришли однажды в храм и не нашли на привычном месте ни ценников, ни «номеров», ни иных «подсказок», сколько и за что надо добровольно пожертвовать. Вопросы все же появились: благотворительно — это как, бесплатно?

Моментально включился и заработал мощнейший инструмент души — совесть. В обычной обстановке житейской мудрости этот инструмент дремлет. Стоит ценник, цена. Жертва. Есть деньги — плати. Нет — отойди. Даже если и очень нужно. Потому что рынок — есть рынок.

Однажды, в начале 1990-х годов, пришлось наблюдать многодетную семью. Это было на Патриаршем подворье в Переделкино. У протоиерея Бориса Малевича (может, чуть не такая фамилия, да простит меня Бог!) было тогда 14 детей, через несколько лет еще двое народились. Вхожу как-то зимой в их халупу (иначе ее и не назовешь) — клубы морозного воздуха ворвались в комнатенку. Ничего не видно. Стою, протираю глаза, и вдруг прорисовалась картина. Стол в три яруса загроможден — чего там только нет! Тарелки, учебники, игрушки. За столом, в центре, сидит протоиерей Борис, держит книжку и молча, с блаженной улыбкой, смотрит на меня. На плечах у него, на коленях, вкруговую обвив его, прилипла детвора. Кажется, и на шею ему кто-то взгромоздился.

Эта картина запечатлелась у меня на всю жизнь.

Потом я у матушки спрашиваю: — «Как же вы в одной комнатенке размещаетесь? Обедаете? В две, три очереди?» — «Зачем? — садимся сразу. Даже если один кто-нибудь застрял где-то — никто к еде не притронется. Ищем его, и только тогда все садимся.»

Протоиерей Борис получал жалованье, как положено. Но что такое жалованье, когда 14 детей, и мал мала меньше? Бог, то есть приход, питал его. И еще он сам находил и помогал нищим.

Вот тогда я в первый раз получил наглядный пример, каков должен быть православный приход.

Миссия современного православного прихода — осуществить призыв Христа: — «Да любите друг друга!» (Ин. 13,34). Тем самым — елико возможно отодвигая кончину мiра, одним из грозных признаков которой — уменьшение любви.

Ну, и самое, может быть, трудное, на чем преткнулись даже фарисеи, несмотря на всю их осведомленность в Ветхом Завете, но без чего немыслим православный приход: все-таки исполнение ожидания Христа, когда Он с едва уловимым укором обращается к нам: — «Если б вы только знали, как Я жду от вас МИЛОСТИ, а не жертвы» (ср. Мф. 12,7).

/* ]]> */