Газета / Статьи

«Ангел мой в свете багряном»

Есть такие города на Руси — «корневые». Древние, но небольшие: если и возносило их на пики истории, те времена канули в Лету. Но не зря вдалеке от оживлённых дорог жизнь в них не оскудевает, а тянется прочно и ровно, как красная нить через пёстрое полотнище бытия… Муром, Суздаль, Брянск, Кириллов: гармония, свойственная их названиям и пейзажам, отражается в душах уроженцев. И на Саратовщине есть такой город — Хвалынск. Он словно застыл на правом берегу Волги: и в 1856 году там насчитывалось 12 тысяч жителей, и в 2017-м! Однако из этого крохотного городка вышли несколько поколений древнего рода Радищевых (писатели, живописцы, учёные); здесь родился художник Петров-Водкин, в воспоминаниях о детстве давший ему чудесное имя — «Хлыновск». Всё в этом имени: безбрежность Волги и небес над нею, несущейся над плёсами песни и мятущейся русской души, плоть от плоти своей волжской Родины…

Вот и Ольга Комарова, творчески разносторонний человек, член Союзов кинематографистов, писателей и журналистов, хоть и живёт в нашем городе с 1983 года, остается волжанкой, уроженкой Хвалынска — «Хлыновска».

Родилась она там в трагическом 1942-м, и первые воспоминания девочки запечатлели реа­лии военного времени. Тема обездоленного детст­ва осталась важной в творчестве Ольги: не зря документальный фильм о беспризорниках перестройки «Русские гавроши», режиссёром которого она являлась, завоевал в 2004 году на Мос­ковском кинофестивале «Золотого Пегаса» и прошёл в прокате в 20 регионах страны.

По первой профессии Ольга — кинодокументалист, окончила ВГИК; она — режиссёр и автор сценариев более 20 документальных фильмов. Была и режиссёром телепрограмм, в том числе на Центральном телевидении. С этой её стезёй связана и смежная профессия журналиста, корреспондента ряда газет.

И всё же для многих любителей искусства Ольга Комарова — прежде всего литератор, поэт. Не так давно вышел в свет девятый её поэтический сборник — «Ангел мой в свете багряном».

— Почему возникло такое название? — объясняет она. — Я росла в нерелигиозной советской семье: папа был инженером по профессии и педагогом по призванию. В частности, преподавал в Саратовском индустриальном техникуме, где, кстати, в это время учился Гагарин. Ни икон, ни картин религиозной тематики дома я не видела. Но, как ни странно, едва научившись рисовать, часто изображала ангелов. Как это объяснить? Может, чуткий ребёнок видит что-то, невидимое рациональному взрослому взору? И над Хвалынском действительно в то время кружили ангелы, осеняя крылами голодные местные семьи, ждавшие весточек с фронта, и неприкаянных эвакуированных?

Творческий багаж накоплен огромный — стихи, многие из которых стали песнями; поэмы, пьесы. В арсенале Ольги Комаровой — множество литературных наград, в том числе — три премии им. С. Н. Дурылина, орден «Золотая осень» памяти Сергея Есенина. А недавно Ольге Евгеньевне присвоено звание «Почётный поэт Подмос­ковья». И, как повелось с детства, с первых рисунков, важное место в её творчестве занимала тема религии, христианства, православия. Стихи на эти темы она писала и в 1960-70-х, когда это, мягко говоря, не приветствовалось; рождались они и в последние годы. Подборку стихов Ольги Комаровой мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

Праздник Покрова

Палою листвой заблестит трава…
Любят на Руси праздник Покрова.

Покрова лежат светом, тению,
Своим ангельским говорением,
В облаках Руси растворённые,
В брызгах солнечных окроплённые.
Что на Северах — снегом — проседью,
На крутых горах — яркой Осенью.

Богородица Вседержавная
Воспевается православными
На церквах святых всеми хорами
И простёртыми омофорами…

На закат гляжу нежно-розовый
И в лесах вхожу в край берёзовый,
Вижу там зарю незакатную
И звезду свою благодатную…

И пока Покров на Руси лежит —
Заповедная вся земля стоит,
Боголюбская, Богоданная,
Богородицей осиянная.

Молитва Богородице

На этой пагубе старинной
Дозволь припасть навеки к той,
Что жертвою была невинной
И виноватой красотой.
Средь разложенья, боли, тлена,
Среди бессилия земли
Навек склоню свои колена —
Мария чистая, внемли!
Несчастью, лжи и укоризне
Не дай навеки заглушить
Родник неутолённой жизни —
Душа так жаждет снова жить!
И на моей остывшей крови
Воскреснуть дай перед концом
Одной мечте, одной любови
Пред радостным Твоим лицом.

Казанской Богородице

Ей подходит стать славянская,
К ней подходит мир с поклонами —
Богородица Казанская,
Чудотворная икона.
Для врагов — неодолимая,
Нас покрывшая покровом,
В самом сердце ты хранимая
Православия основа.
И когда в июльском трепете
Травы зреют под берёзами,
И ноябрь снегами лепит их,
Иней их пушит морозами,
Всеми трудными дорогами
Люди к храму пробираются,
У иконы Богородицы
Прозревают, исцеляются.
И её покровы чудные —
Из живых цветов, и снежные,
Видят храмы многолюдные,
Видят души наши грешные.
Над принявшими мучительство,
Грозной силой окружёнными,
Открываешь путь спасительный,
Православная икона.

Я рисовала ангелов

Забросив лыжи с палками,
В тетрадках прописных
Я рисовала ангелов,
Как будто знала их.
Как будто в поле метили
Мы общие межи.
Как будто мы соседями
Делили этажи.
И в эти дни прощённые
За страшною войной,
Как дети некрещёные
На лист спускались мой.
И складывались кипами
В печурку из желез.
Они, наверно, выпали
Из форточки небес.
А рядом дети плакали
И не сводили глаз:
— Ведь ты рисуешь ангелов?
— Нет, — я сказала, — вас.

/* ]]> */