Газета / Статьи

Битва за семью — дело спасения мира

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)Наше время христиане называют временем апос­тасии, то есть отступничества, а другие, именно отступники, а их большинст­во, — эпохой пост­хрис­ти­анской цивилизации. Они полагают, что это — вполне правомерная смена исторических периодов, когда покончено со «средневековым» отношением к жизни. И теперь человек свободен возвратиться к дохристианскому здоровому языческому мироощущению, которое пытались возродить гении Ренессанса. Теперь навсегда покончено с необходимостью следовать заповедям Священного Писания, которые представляют собой записанную совесть, поскольку окончательно восторжествовал языческий гуманизм Ренессанса, то есть Возрождения, точнее — возрождения язычества, окончательно реабилитировавший плоть и предоставивший свободу всем страстям и похотям человеческим, всему регистру страстей — от низких до высоких.

«Всё для человека, всё для блага человека» и «ничто человеческое мне не чуждо». Это и есть та самая ересь «человекопоклонничества», которую на Торжество Православия в этом году обличил Предстоятель Русской Церкви, что вызвало шквал нападок со стороны тех, кто уже привык поклоняться своим страстям и считает такое обожествление своих пороков за собственно «права человека».

От древнего язычества новый языческий гуманизм отличается тем, что теперь каждый волен сам избирать себе идолов, то есть различные предметы страсти, по вкусу, со­средоточивая на своём кумире все свои душевные силы, прилепившись к нему всею душою, всем сердцем, всем помышлением, всею крепостию. Вместо Бога. Но общий для всех, можно сказать, главный кумир современного неоязыческого пантеона, или «постхристианского» менталитета, — это удобство, комфорт, кайф, чтобы никто тебя не «грузил», чтобы ни о чём «голова не болела», чтобы были одни только положительные эмоции и ни одной отрицательной…
Есть две категории лиц, особенно ненавистные поклонникам идолу современности, которые «грузят» и доставляют «головную боль», — это дети и старики. Сами ничего не производят, а только потребляют и, кроме того, причиняют много других беспокойств полноценным и находящимся в расцвете сил мужам и жёнам, отвлекая их от беззаботного наслаждения радостями жизни и обременяя отрицательными эмоциями. А главное — вопросом о смыс­ле жизни. Ибо именно в общении с детьми и стариками человек вольно или невольно поставляется перед этим краеугольным вопросом о смысле своего появления в этом мире и исхода из него. Но именно от этого вопрошания новые идолы и задаются целью избавить современника, внушая, что младенцы то и дело будут плакать и мешать спать по ночам, отроки — это вообще сплошная головная боль, а старики имеют обыкновение болеть и поучать праведной жизни. И таковых у некоторых языческих племён было принято ритуально убивать. Детей приносили в жертву идолам (так было, в частности, в Карфагене), а убийство стариков вменялось в ритуальную обязанность их собственным сыновьям. Разве не то же самое происходит и сейчас? Дьявол не изобретателен, и общество, отрекаясь от «средневековых» христианских основ, скатывается к первобытным ужасам и мерзостям.

Аборт стал уже медицинским ритуалом, который совершается в капищах Министерства здравоохранения, и позволяет исключить обременительные последствия блудодеяния.

Брачное утешение дано для того, чтобы любовь порождала плоды любви; преступно чинить препятствия их появлению на свет. Жена спасается чадородием, муж в поте лица обеспечивает многочисленную семью необходимым достатком. А в уме и сердце должен быть Гос­подь. Но самоцелью брака становится блуд, а в уме и сердце поселяются образы разврата… Об этом ритуале жертвоприношения не родившихся ещё детей нет смысла долго распространяться, поскольку он стал привычным и обыденным явлением современной жизни. А в прежние времена это было настолько редким и чрезвычайным событием, что за это полагалась смертная казнь…

Сегодня, после 70-летнего богоборческого плена, когда систематически искоренялось благочестие, мы переживаем время крайнего ослабления жизнеспособности народа. В основе утраты народом жизнеспособности, его вырождения и катастрофического сокращения его численности лежат две причины: отступничество от веры отцов и, как одно из следствий этого, — женская эмансипация.

Эмансипированная мать перестала жить в семье с детьми. Чтобы не обременять себя заботами и трудами воспитания, количество детей в семье, при помощи абортов, по числу которых наша страна лидирует, и противозачаточных средств стали ограничивать, как правило, одним ребенком. Да и того было принято отдавать в общественные инкубаторы — ясли, детские сады, пионерские лагеря, дома ребёнка и т.п., где лишённые естественной атмосферы семьи и материнской любви дети вырастали ущербными и неполноценными …

В апостасийной постхристианской цивилизации мы наблюдаем отчётливую тенденцию обустроить даже не только Россию или какую-либо отдельную страну, но глобально, весь мир, — так чтобы вполне и «всемерно удовлетворять постоянно растущие потребности», похоти и прихоти людей. Удовлетворить всему регистру страстей — от самых возвышенных до самых низменных.
Такая генеральная целевая установка — всемерное удовлетворение вседозволенных потребностей — наиболее успешно достигается при помощи развития цивилизации мегаполиса-вавилона. А это неизбежно приводит к тому, что вавилон, согласно Библии, становится «матерью блудницам и мерзостям земным», «пристанищем всякому нечистому духу, всякой нечистой и отвратительной птице».

Господь попускает эти аборты, пьянство, нар­команию, болезни. Даже — содомское вырождение, преступность, убийства и самоубийства, теракты, разборки, дорожные и авиационные катастрофы и т.п. В псалмах так и написано: «Семя нечестивых потребится, останцы нечестивых потребятся. Праведницы же, кротции наследят землю и вселятся в век века на ней. Видех нечестиваго, превозносящася и высящася, яко кедри ливанстии, и мимоидох, и се не бе, и не обретеся место его… Обаче воздаяние грешников узриши — падет от страны твоея тысяща и тьма одесную тебе, — к тебе же не приближится…»

К кому «не приближится»? К тому, кто возвратится к вере отцов не только по вере, но и по жизни. Именно вера и жизнь, сопряжённая с Таинствами церковными и освящённая ими, всё возвращают на круги своя. Протоиерей Сергий Орлов (в постриге иеромонах Серафим) постоянно повторял, что надо перестраивать жизнь на евангельский строй. Тогда мужчины осознают главенство и крестоносную ответственность, женщины же вновь ощутят спасительность материнства.

Смиренная женщина, вернувшаяся из «упряжки общественно-полезного труда» и самоубийственных извращенных удовольствий современного кумирослужения в семью, будет вновь рождать смиренное, а оттого и жизнеспособное и многочисленное потомство.
Надежда на такое возрождение существует. Гос­подь попускает иногда страшное падение человека или народа, чтобы падший пришёл в себя, чтобы гордыня, отталкивающая благодать, сменилась привлекающим её в изобилии глубоким смирением. Так в Синайской пустыне, «егда убиваше я, тогда взыскаху Его, и обращахуся и утреневаху к Богу», народ начинал молиться. И Гос­подь откликался на такую молитву. Преподобный Серафим Вырицкий в 1940‑х годах предсказывал, что Россию ожидает страшное нравственное падение; молодёжь будет собираться в банды, они будут пьянствовать, развратничать и воровать и дойдут в этом до крайности. И когда увидят, что так дальше продолжаться не может, тем горячее будут каяться. И тогда в России будет воспламенение духовной жизни, войдя в соприкосновение с которой обратятся в православие китайцы, которые дойдут до Урала. Ибо, по его словам, «весь небесный мир молится о просвещении Востока».

Более того, Россия таким образом будет содействовать обращению всего мира, как языческого и мусульманского Востока, так и отступившего от Христа Запада.

Однажды преподобный Серафим Вырицкий предложил своему собеседнику взглянуть в сторону Финского залива, и тот увидел видение: множество кораблей под флагами всех наций заполнило водное пространство залива. И преподобный пояснил, что это предзнаменование того, что люди всех стран света приедут креститься в Россию…

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)
Журнал «Покров», №4 2016
Печатается в сокращении

/* ]]> */