Газета / Статьи

Божий шедевр

Одного скульптора спросили, как ему удаётся из бесформенной каменной глыбы создать шедевр? «Очень просто, — ответил тот. — Я беру и удаляю из этой глыбы всё лишнее».

На земле перед нами прошло и после нас пройдёт неисчислимое множество людей. Это — Божие творение. Человечество. Оно живое. Живёт в ожидании Второго пришествия Христа и Его Страшного Суда. У Творца всё человечество является исходным материалом для Его будущего шедевра, а на Страшном Суде его создание будет завершено. Из всего человечест­ва Бог изберёт лишь немногих, «малое стадо», которое войдёт в Царство Небесное. Это и будет уникальным Божиим шедевром.

Какими же свойствами он должен обладать? Ведь все мы некогда были вызваны из небытия в земную жизнь с единственной целью — для вечной жизни в Царстве Небесном. Кто же отпадёт? Уже заведомо известно: не войдут туда те, кто не верит, сомневается, поклоняется иным богам. И ещё многие (см. 1Кор.6:9; 2Тим. 3:1-6).

Но мы-то не такие! Мы верующие. Православные. Исповедуемся, причащаемся. Так войдём или не войдём мы в Божий шедевр, в Царство Небесное?!

Удивительно, как Бог всё продумал и предус­мотрел! Сначала сотворил Вселенную, жилище для человека, мир невидимый (духовный) и мир видимый (земной). Подготовил человеку идеальные по удобству и уюту «жилищные условия». Наконец, сотворил и поселил в этот мир самого человека. Чтобы он был навечно счастливым жителем в сотворённом для него «доме Отца Моего», — говорит Господь, — в котором «обителей много» (Ин. 14:2).

Кто же они такие, эти счастливчики, — будущие насельники Царства Небесного?

Увы! Из всех пришедших в земной мир людей, даже верующих, не сомневающихся и не поклоняющихся иным богам, в вечную жизнь войдут лишь немногие, кому Бог «благоволил дать… Царство» (Лк. 12:32). И вот по какой причине: многих из земной жизни «широки врата и пространен путь» (Мф. 7:13) среб­ролюбия, сластолюбия и властолюбия уведут вмес­то Царства Небесного прямёхонько в ад.

Причём это не Бог так «сделал», чтобы одни погибли, а другие спаслись. Изначально Бог всё человечество, Адама с Евой, поселил в раю (Быт. 2:8) и сказал: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте» (Быт. 1:29). Но будьте благоразумны: «любите Господа» (Пс. 30:24).

Как легко и просто! Не было в раю ни правил дорожного движения, ни коррупции, ни полиции. Поистине — райская жизнь! Всё ешьте и пейте вдосталь, но только не «от дерева познания добра и зла» (Быт. 2:17), иначе умрёте, — предостерёг Господь.

И — не послушались! Да ещё с Богом стали пререкаться (Быт. 3:12-13). За что и были выдворены вон из рая. И умерли.

«Как жаль! Из-за какого-то пустяка! Уж не мог потерпеть, простить!» — порой в тайне размышляем мы о случившемся в раю на заре человечества.

Конечно, мог бы. Так ведь и терпел! И терпит. Какая мать не терпит, когда малыш её несмышлёный у неё в объятиях то, радостно размахивая ручками, заденет её по лицу, то, ножкой дрыгая, толкнёт в бок. Какая мать из-за этого рассердится на своего малыша?! Да она в восторге ещё и поцелует его, раз он такой резвый!

Так и Бог, глядя на Своих детей в раю, тоже радовался их безгрешной беспечности, давал им полную свободу. Всё дозволял, что не угрожало их жизни. Но как только возникла угроза, тотчас выставил обоих из рая. Ради их же безо­пасности: ведь там было ещё «дерево жизни» (Быт. 1:9). Выставил, пока не повзрослеют. Потому что любил их.

Мы любим животных. Держим в квартире кошку или собаку и тоже даём им полную свободу. Заботимся, чтобы не убежали, не упали с балкона. В деревне козочке дозволяем свободно пастись на колышке. Жалко ведь, если убежит.

И нас, детей Своих, оберегая нашу жизнь и свободу, Бог тоже удерживает около Себя. Только не на канате, а на невидимой верёвочке — Своей любви.

Нам неведомы тайны Божией любви и Божь­его Промысла. Вот только что мы греховно-осудительно размышляли, мог или не мог Бог потерпеть и простить? Да разве можно в таких категориях думать о Боге, Который, в отличие от нас, — любит! Давным-давно уже и Адам, и Ева прощены и снова в раю, теперь уже навечно! Кто не верит — пусть заглянет в святцы. А мы всё рассуждаем: «Мог или не мог»!

И когда предостерегал их, мол, «умрёте», и тогда Бог любил их, бесконечно драгоценных! Потому и дал им временно умереть, что знал: когда-то от них произойдёт племя опытное, взрослое, все воскреснут и будут жить вечно. Пророки, апостолы, мученики с прочими святыми.

Что ж, слава Богу! Они все спаслись. Теперь наша очередь войти в Божий шедевр! Войдём или не войдём? По какому же приз­наку Бог будет различать лишнее и нелишнее для Своего шедевра? Чтобы нам не промахнуться!

Божий шедевр — это живой неразрушимый «союз мира и любви» (Еф. 4:3). И признак, оказывается, один: любовь, которая, по определению апостола Павла, «есть исполнение закона» (Рим. 13:10). Потому что кто любит Бога и ближнего, «на таковых нет закона» (Гал. 5:23), таковые уже «не под законом, но под благодатью» (Рим. 6:14). И таковым «всё содействует ко благу», к спасению (Рим. 8:28).

Мы признаём только те законы, что либо написаны в кодексах, либо «открыты» учёными. Но всё это — вторичное. Не они держат мир. Они лишь, как костыли, и только на первых порах служат нам, маломощным, опорой при восхождении к главному Закону законов, Автор которого — Любовь (1Ин. 4:8).

Вот мы и вернулись к вопросу, кто войдёт в «малое стадо», в Божий шедевр, и кто окажется лишним. Только постигший Закон законов, закон любви, удостоится войти в вечное «малое стадо», именуемое Церковью Торжествующей.

Мы обычно мучимся перед исповедью, а бывает, и после: как бы избавиться от грехов? Только чтобы вчисту´ю и навсегда, и до самого донышка! И чтобы выпросить у Бога стопроцентную гарантию спасения. Придирчиво оглядываем себя: не убил никого? Слава Богу! Не украл? — вот так, натурально, чтобы залезть в карман или квартиру обчистить, — тоже ни-ни! «Какое счастье, Господи, примечай: уже почти безгрешен! Сейчас ещё чуток поднатужимся…» И совсем невдомёк, что не этого ждёт Бог. Не нашей «безгрешности». Ждёт чего-то другого!

Вообразим себе картину: приходит супруг вечером с работы. Трезвенький, чистенький, и с порога вместо приветствия объявляет жене: «Никого не убил, не зарезал, не прелюбы сотворил, и зарплата целёхонька…» Этого ли ждала супруга? А детки? Изумлённо смотрят на папочку… Достаточно ли такого начала для семейного счастья? Чувство такое, что, действительно, чего-то недостаёт.

Да, быть чистеньким, трезвым, вежливым — хорошо. Можно ещё удачно пошутить или спеть. Но только ли этим набором достоинств интересуемся мы, допустим, перед суп­ружеством? Не задаём ли главный вопрос: «Любишь ли?» А тут — венчание на Царство Небесное! Для этого надо обладать наивысшим достоинством в глазах Творца — способностью нелицемерно любить ближнего своего и Бога (Лк.10:27; 2Кор. 6:6). Это и есть тот единственный признак, по которому Бог различает, кто «свой» для Его шедевра, «союза мира и любви», и кто «чужой».

«Чужой» при первой же встрече с Любовью «лицом к лицу» (1Кор. 13:12) неизбежно сам отпадёт как «лишний». Сейчас же это разделение не окончательное. И зависит только от нас самих. Пока живём.

Протоиерей Борис Куликовский

/* ]]> */