Газета / Статьи

Чудо Преображения

Очень часто родителям хочется, чтобы их дети были хорошими, послушными и никогда не расставались с ними. А уж о детях и говорить нечего, как им-то хочется, чтобы их папа с мамой были ласковыми, добрыми, не умирали и вечно бы любили их.

А ведь Бог так и задумал, чтобы все жили вечно и были счастливы. Об этом Он сказал первым насельникам рая: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте» (Быт. 1:22, 28).

Однако история пошла по-другому. Вмешалась свободная воля человека. Появился грех, и вечная жизнь для людей прервалась на несколько тысячелетий в ожидании Спасителя.

Мы понимаем, для чего пришёл Спаситель и принял мучительную смерть на кресте. А вот ученикам Его, апостолам, было тяжелее. Конечно, они тоже уверовали, что Учитель их — Мессия, Сын Бога живого (Ин. 6:67-69). Но коль скоро Он Мессия, Всемогущий Бог, рассуждали они, то пусть сначала освободит их от ненавистного римского рабства! Не освободил… «А мы надеялись-было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля» (Лк. 24:21) — сокрушались они все три дня, пока Он был мёртв, и высказали своё разочарование, встретив Его воскресшим, но не узнанным.

Мы обычно говорим о муках Христа, которые Он претерпел лишь в последние сутки Своей земной жизни, с вечера Четверга, когда после Тайной Вечери (Мф. 26:20) Он добровольно предал Себя в руки иудеям в Гефсиманском саду (Мф. 26:47), кончая Пятницей, «около девятого часа», когда «испустил дух» (Мф. 27:50).

Но как, если не мукой, назвать душевное состояние Иисуса в те три с половиной года, которые Он неотлучно провёл со Своими учениками? Ведь Он каждый день читал в их сердцах маловерие (Мф. 8:26; 14:31; 16:8. Лк. 12:28), слышал их споры, «кто из них главнее?» (Мк. 9:34; Лк.22:26), ловил на Себе их недоуменные взгляды: «Кто же это, что и ветер и море повинуются Ему?» (Мк. 4:41). На Тайной Вечери Он со скорбью укорил Петра, такого горячего, преданного, что тот струсит и триж­ды отречётся от Него (Ин. 13:38). Каково отцу знать, а потом стать свидетелем, как любимый сын его предаёт? Иисус ведь любил учеников, как Своих детей.

Поэтому, совершая чудеса — исцеления, хож­дение по морю, воскрешение мёртвых, — Он снова и снова возвращает учеников к мысли о Своём главном предназначении — Спасение людей через Своё добровольное страдание, смерть и Воскресение. Подготавливал их. Чтобы не дрогнули, когда всё это произойдёт.

И Господь верил: не напрасны Его труды! «Я молился о тебе, — сказал Он Петру, — чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих» (Лк. 22:32). Господь верил в Своих учеников. Как верит и в каждого из нас.

Что же такое Христос нашёл, чтобы и в нас верить? Уж кто-кто, а сами мы о себе вряд ли заблуж­даемся, какие мы на самом деле. Как мы любим Бога, как любим ближних своих. И вообще, какие мы храбрые, верные, надёжные!..

А Христос видит нас другими?!

Однажды по дороге в Иерусалим Он сказал ученикам загадочные слова: «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21). Вот, оказывается, что увидел Христос у Своих учеников: сквозь пелену малодушия, маловерия и гордыни Он разглядел в них Своё подобие.

Будучи Сам Любовью (1Ин. 4:8), Господь видит, оказывается, как в душе каждого из нас противоборствуют друг с другом вот эти две составляющие души — наше богоподобие и, увы! — наше же порой добровольное уподобление бесам, то есть бесоподобие. Обе эти силы уживаются в человеке в одной оболочке души, точно две чаши весов, поочерёдно возвышающиеся одна над другой. Вы «не знаете, в который час Господь ваш придет» (Мф. 24:42), — говорит Христос. К нам придёт! И в каком состоянии застигнет, в таком и будет нас судить.

О своём богоподобии мы мало задумываемся. Будто это простой синоним слову «человек». Мол, Христос — Сам Богочеловек, потому и нас создал «по Своему подобию» (Быт. 5:1). О своём же бесоподобии мы и знать не хотим — его нет!

Но это не так! Если богоподобие — это слава человека, пропуск, по которому человека принимают в Царство Небесное, то бесоподобие — наш позор. К сожалению, оно нам тоже знакомо. Говорим: «Я был вне себя!» Неважно, где и по какой причине. «Меня трясёт, я злюсь, меня вывели из равновесия!» Ясно, в какую сторону. «Сатанеет» человек, становится «бесоподобным», когда, например, переходит с человеческого языка на язык бесовский, то есть сквернословит. Или осуждает, завидует, помнит зло. Вывести человека из равновесия может что угодно: испуг, оскорбление, потеря опоры под ногами.

Ученики поверили в Своего Учителя. Что Он — истинный Бог (Мф. 16:16). Мало ли что Он говорит им про Сына Человеческого, Который «предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и по убие­нии в третий день воскреснет» (Мк. 9:31). Конечно, страшные слова говорит Иисус. Но какое к Нему это имеет отношение?! И потом: «Кто Этот Сын Человеческий?» (Ин. 12:34). Они слушали Его и «не разумели…, а спросить Его боялись» (Мк. 9:32).

И Господь это видел. Оказывается, всё, что Он до сих пор сотворил для их разумения, было мало. Требовалось уже что-то невозможное: «Покажи нам Отца, и довольно для нас!» — попросил апостол Филипп (Ин. 14:8). Но никого Гос­подь не осудил! Заранее простил их: «Дети! Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь», — обвёл Он учеников на Тайной Вечери печальным взглядом (Мф. 26:31). Что делать? Они такие, какие есть. Обыкновенные люди! Тем более что ещё в Ветхом Завете было сказано: «Поражу пас­тыря, и рассеются овцы стада» (Зах. 13:7).

Господь уже как будто наяву видел их смятение, когда на их глазах Его, «всемогущего», будут распинать. Когда Он предстанет перед ними обесславленным, мёртвым. Пусть даже на очень короткое время, всего лишь на три дня. Но и этого смятения, по возможности, было бы лучше избежать. А вдруг они поверят, будто всё это — уже окончательно и непоправимо? Это уже было бы катастрофой. Ужас от увиденного мог бы привести учеников к трагическим последствиям. От утраты веры до стыда за «ошибку» в выборе Объекта своей веры — один лишь шаг. Но шаг — совершенно недопустимый. Господь не зря предупреждал: «Кто постыдится Меня… того постыдится и Сын Человеческий» (Мк. 8:38). Поэ­тому, чтобы ещё и ещё духовно укрепить учеников, пусть не всех, но хотя бы самых надёжных, Господь преображается (Мф. 17:2-7; Мк. 9:2‑7; Лк. 9:29-35).

Из числа двенадцати Он взял на Фаворскую гору Петра и обоих братьев Зеведеевых. И воссиял там ярче солнца. Даже одежды Его сделались белыми, на них больно было смотреть. Рядом с Иису­сом предстали пророки Моисей и Илия. Они обсуждали с Ним Его приближающиеся страдания и крестную смерть. А чтобы ученикам не показалось, будто им это всё мерещится, облако окружило их, и голос Бога Отца раздался из облака: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17:5).

Под видом облака Бог Дух Святой явился ученикам зримым образом.

Чудо Преображения принципиально отличалось от прочих чудес тем, что до этого Иисус косвенно проявлял Свою силу: мёртвый воскресал, слепой прозревал, голодные насыщались и так далее. Здесь же Господь показал Свою Собственную Божественную сущность: Он Сам предстал нашим земным очам: Сияние, Бог! Как и обещал ученикам несколько дней назад, что они увидят «Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1).

Бог верит в нас, что мы своевременно тоже преобразимся и явим своё очищенное от бесовской примеси богоподобие. И пребудем в согласии с Истиной (Ин. 14:6) в вечной любви и родители, и дети.
Тяжким грехом, да, грехом хулы на Духа Святого (Лк. 12:10) будет, если в конце земного пути кто-то явится на «брачный пир… не в брачной одежде» (Мф. 22:12), не преобразится, продолжая клеветать, осуждать и сквернословить, а себе скажет: «Подожду-ка со своим преображением. Будет ещё время, успею!»

Так вместо ожидаемого Царства Небесного можно оказаться изверженным вон «во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Ибо много званных, а мало избранных» (Мф. 22:13-14).

Проповедь протоиерея Бориса Куликовского 19 августа 2016 года

/* ]]> */