Газета / Статьи

Два крыла

Ученики спросили Иисуса: «Кто самый большой в Царстве Небесном?» (см. Мф. 18:1). Потому что много раз слышали, что они там будут с Ним в жизни вечной. И они, как будущие новосёлы, уже заранее прощупывали почву: как там, в этом Царстве? Какие порядки? Кто главный?

Господь в этом не увидел ничего плохого. Однако пояснил: «Если хочешь быть со Мною в вечности — возьми крест свой и следуй за Мной!» (ср. Мк. 8:34). Ученики удивились: «А это ещё зачем? Какой крест? И где его взять? Впрочем, если Учитель велит, значит, надо. Только какой выбрать? Тяжёлый — боюсь, не донесу; лёгкий — стыдно».

Оказалось же всё гораздо проще. Ничего и выбирать не надо. Наша земная часть жизни — это уже и есть тот крест, о котором говорит Господь. Эту часть жизни мы должны провести достойно. Как знаменосец на параде торжественно проносит знамя перед трибунами, так и мы должны достойно пронести крест своей земной жизни на глазах незримого для нашего «нечистого» сердца Спасителя (см. Мф. 5:8). Пронести вслед за Ним, когда Он нёс Свой крест на Голгофу. А достойно — это значит с терпением, смирением и благодарением.

Но кресты у всех разные. У кого­то он лёгкий. Идёт, припеваючи. «А мой — просто неподъёмный. Еле двигаюсь. Где справедливость?!»

Да, несправедливо. Что верно, то верно. Нет справедливости на земле. Но ведь и в Царстве Небесном её тоже нет. Там Царст­во Любви. Потому что Бог наш вовсе не Бог справедливости, а Бог милости и любви. Если бы наш Бог был Богом справедливости, то жизнь на земле тотчас бы и прекратилась. Кто бы выдержал на себе Божию справедливость? Страшно даже подумать. А так — есть у нас Господь, наш Бог милости, сострадания и любви, поэтому мы и живём. А Бог в окружении Своих святых сочувственно смотрит на наше достойное шествие по земной жизни.

Вот где есть справедливость, так это в аду. Там абсолютная и заслуженная справедливость. Только да избави нас, Боже, от этой Твоей справедливости!

Между тем человек не унимается: «Невмоготу! Хочу, чтобы всем было поровну».

Вот предел наших мечтаний! Потому что сатана нам нашёптывает созвучное нашим желаниям: «Лишь о себе заботься. А ближнему? Если нет возможности уклониться, — уделяй ему крохи. Заботься лишь, чтобы всё прилично выглядело».

Мы не хотим уравниловки, когда у меня всё благополучно, а у ближнего нет. Потому что поделиться не хотим. Мы за уравниловку, когда наоборот: у ближнего благополучие, а у меня нет. Пусть со мной поделится, по справедливости! Не горестями, которых у него много, — пусть их и терпит. И не болезнями, которых у него тоже хватает — пусть болеет! Но своим богатством, своими успехами, своим счастьем, наконец, — пусть со мною поделится, чтобы было поровну! А лучше — пусть просто отдаст!

Так происходит, потому что забываем, что ДУША каждого человека УНИКАЛЬНА! Это лишь вещественные предметы мы можем оценивать, сравнивать и выстраивать по ранжиру. Например, одинакового роста: одних в правую шеренгу, других в левую. Можно одеть, обуть людей одинаково. Душу мы не можем подогнать ни под какой шаблон. Господь в момент зачатия вложил каждому уникальную душу, какую человек сможет донести в Царство Небесное. Господь Сам промышляет о душе, чтобы она спаслась. Нам надо лишь Ему не мешать: не отклоняться от Его святой воли. Господь придумал настолько удивительный механизм нашего движения по земной жизни ко спасению, что если бы мы имели доверие Богу и не ослушались, как неразумные дети ослушиваются родителей и получают шишки, то были бы счастливы. Душа должна, как в транспортном средстве, в теле человеческом, в согласии с Божиим Законом, то есть с Его заповедями, проследовать через всю земную жизнь и спастись. Должна созреть, напитаться долготерпением и прочими дарами Святого Духа (Гал. 5:22­23), чтобы блаженствовать в вечности. Трудно? Не то слово – трудно. Мы малодушно вздыхаем: почти невозможно! Но это — неправда. Раз Господь так установил, значит, и нужно, и возможно! Дело — за малым: надо потерпеть. Сам Господь говорит: только «претерпевший до конца» (имеется в виду — земной части жизни) спасён будет (Мк. 13:13).

В этом и проявляется, с одной стороны, забота Бога о каждом из нас, то есть Его Промысл, а с другой­ — крепость и, вообще, наличие нашей веры в этот самый Промысл Божий о нас, грешных.

Человек же не хочет принимать такой Промысл Божий о себе. Жена недовольна, ворчит на мужа. Дети восстают на родителей, потому что родители — «враги, мешают им жить». Жена не согласна, что муж — глава семьи. Не понимает жена, что Бог ей дал именно этого мужа, «не умеющего жить», чтобы, потерпев его, спастись вместе с ним. Не с вымышленным «идеальным» мужем, а конкретно с тем, которого Он ей дал.

Мы говорим: «Всё плохо в моей жизни». Если в момент такого размышления нас застигнет Господь, то мы получим ад. Потому что это клевета и хула на Бога. После земной нам обещана вечная жизнь! Если Бог обещает, Он никогда не обманывает. Всё остальное — это уже предмет нашей веры или нашего неверия.

Мы помним, как однажды Ангел Господень вывел Петра из темницы. Ирод собирался казнить Петра прилюдно и поучительно. А вот в Промысле Божьем о Петре этого не было предусмотрено. Петр должен был ещё много потрудиться. Искупить своё малодушие и отпадение от Бога. Он должен был восполнить запас своей веры и стать Первоверховным Апостолом Петром. Камнем должен был стать. И вдруг Ирод его заточает в темницу. Нелепица какая­то! Этого не может быть! Господь посылает Ангела, Ангел выводит Петра из темницы на свет Божий. Для укрепления веры Петра и для укрепления веры остальных Апостолов. Чтобы они изумились и поблагодарили Бога!

Так вот для нашего вразумления описаны эти события в Священном Писании. Чтобы и мы укрепляли свою веру. Чтобы наша вера проросла в твёрдую уверенность, что и нас Господь выведет из лабиринта сегодняшней неопределённости, уныния и отчаяния, какими бы мы страшными обстоятельствами ни были окружены, о которых мы то и дело малодушно вздыхаем: «Вот только это у меня и есть, и ничего хорошего!» Мы всегда должны помнить: Господь выше всех этих обстоятельств.

Он же — Творец Вселенной! А тут — мои обстоятельства. Значит, для чего­то Он мне их посылает. А вдруг Он так проверяет мою веру?! Хорошенькое­то и неверующий, и даже хулящий Бога примет с удовольствием.

Пётр упал. Но он любил Иисуса. А вера и любовь — это два крыла души. Чтобы на них она могла преодолеть все бури земной жизни и достичь тихой гавани Царствия Небесного.

Настоятель храма протоиерей Борис Куликовский

/* ]]> */