Газета / Статьи

Икона Божией Матери, именуемая «Экономисса», или «Домостроительница»

Празднование: 5 (18) июля

Испытание

В 963 году великий Афонский подвижник старец Афанасий основал на Святой Горе Лавру, позже названную Великой, в которую отовсюду стекалось множество иноков. Преподобный принимал всех с радостью и трудился вместе со всеми на всех монастырских послушаниях.

Попущением Божиим случился как-то такой неурожай и голод в Лавре, что братия, не вынеся постигшего их испытания, разошлись один за другим из обители. Скоро в опустевшей Лавре остался, и притом без хлеба, один только святой Афанасий. Как ни был силен он в подвигах, как ни был тверд в духе терпения, но голод превозмог и его: твердость духа в нем поколебалась, и он вынужден был оставить свою Лавру. Со своим железным посохом, в самом мрачном расположении духа, уныло потащился Афанасий по направлению к Карее…

Явление Пресвятой Богородицы

Часа два уже брел старец, утомился и только хотел отдохнуть на придорожном камне, как увидел идущую к нему навстречу Женщину под голубым воздушным покрывалом. Смутился святой Афанасий и, не веря собственным глазам, перекрестился. «Откуда здесь взяться женщине? Ведь вход женщинам сюда строго воспрещен! Не призрак ли это?» — размышлял старец, а Незнакомка тем временем уже поравнялась с ним и спросила:

— Куда ты идешь?

— Кто Ты, как зашла сюда? — спросил Ее Афанасий в свою очередь, — и зачем Тебе знать, куда я иду? Ты же видишь, что я — здешний инок.

— Я знаю твое горе и все, что с тобой произошло, и желаю тебе помочь, но прежде хочу знать, куда ты идешь? — повторила Женщина.

Удивленный такими странными вопросами и настойчивостью таинственной Незнакомки, святой Афанасий рассказал Ей все, что случилось в его обители.

— И этого-то ты не вынес? — удивилась Незнакомка. — Ради куска насущного хлеба ты, строгий подвижник, бросаешь свою обитель?! Воротись! Я помогу тебе: все необходимое будет дано тебе в избытке, только не оставляй своей Лавры, которая прославится и займет первое место между всеми Афонскими обителями.

— Но кто же Ты? — спросил изумленный Афанасий.

— Та, имени Которой ты посвящаешь твою обитель. Я — Матерь Господа твоего, — отвечала Незнакомка.

Святой Афанасий недоверчиво и с большим сомнением посмотрел на Нее, а потом сказал:

— Боюсь поверить этому, ибо и враг преобразуется в Ангела света. Чем Ты убедишь меня в истинности Твоих слов?

— Видишь этот камень? — отвечала Женщина. — Ударь по нему твоим посохом, и тогда узнаешь, Кто с тобой говорит. Только знай, что с этого времени Я навсегда остаюсь Экономиссой (Домостроительницей) твоей Лавры.

Афанасий ударил посохом по камню, который тут же раскололся, и из образовавшейся трещины обильно заструилась вода…

Пораженный этим чудом, Афанасий обернулся, чтобы броситься к ногам Божественной Незнакомки, но Она исчезла. Тотчас же он возвратился в Лавру и увидел здесь второе чудо: все опустевшие сосуды и кладовые были наполнены всем жизненно необходимым.

В скором времени в обитель опять собралось множество братии. Но согласно воле Царицы Небесной с той поры в Лавре уже не избирают эконома, а только подэконома или помощника Экономиссы. Тогда же в монастыре была написана и сама икона «Экономисса».

В память явления Божией Матери святому Афанасию у источника, который с тех пор целительно и обильно струит свои воды, воздвигнута небольшая церковь во имя Живоносного Источника. В ней находится икона с неугасимой лампадой, на которой изображено совершившееся здесь чудо.

Вторичное утешение

Святой Афанасий при своей жизни удостоился получить вторичное доказательство того, что Небесная Владычица благоволит к его обители и печется о ней.

Однажды один из подвижников этой обители, благочестивый инок Матфей, во время утреннего богослужения сподобился увидеть Царицу Небесную. Она вошла в храм с двумя Ангелами и начала обходить братию, причем Матфей заметил, что Она раздавала каждому монеты разного достоинства — по усердию, с каким те молились. Сам очевидец этого видения, к великой своей радости, тоже удостоился принять несколько монет из пречистых рук Богоматери-Экономиссы.

МОЛИТВА

О, Пречестная Владычице Богородице, Всечестная наша Мати Игумение, всех православных обителей иноческаго жития, во Святей Горе Афонстей и по всей вселенней сущих! Приими смиренныя моления наша и принеси яко Всещедрому Богу нашему, да спасет души наша Своею благодатию. Воззри на ны милосердным Твоим оком и соверши Сама о Господе наше спасение, понеже без милости Спаса нашего и Твоего святаго о нас ходатайства, мы, окаянные, не возможем совершити свое спасение, яко окаляхом житие наше в суетах мирских, ибо время приближается жатвы Христовой и день Страшнаго суда приспе. Мы же, окаянныя, погибаем в бездне греховной, нерадения ради нашего, по реченному от святых отцев, первоначальников ангельскаго по плоти жития: яко последнии монаси нерадением жития своего уподобятся мирским людем, еже и сбыстся днесь, ибо иночество наше плавает житием своим на море житейстем среди великия бури и непогоды; ибо наши святыя обители в прахе пребывают грехов ради наших, Всеправедный Господь наш Иисус Христос, тако благоволи, мы же, недостойнии, не имеем где главы подклонити.

О сладчайшая наша Мати Игумение! Собери ны, разсеянное стадо Христово, во едино и спаси всех православных христиан, сподоби райския жизни со Ангелы и всеми святыми во Царствии Христа Бога нашего, Емуже честь и слава со Безначальным Его Отцем и со Пресвятым и Благим и Животворящим Духом во веки веков. Аминь.

ЧУДЕСА

Перед масленицей 1846 года на одного из нашей русской братии напал демон сильными внутренними смутами и расстроил его до такой степени бурею многообразных мыслей, чувств, желаний, недостойных ангельского образа, что несчастный упал духом и предался душевной беспечности. Разумеется, подобного рода искушения в нашем отшельническом быту — вещь весьма обыкновенная, но беда в том, что брат не имел силы передать духовнику подробности демонских прилогов.

Так протекло несколько дней. Брат был в самом опасном положении смутившейся души. Бог весть чем бы это закончилось, если бы Царица Небесная не приняла материнского Своего участия в смутном положении изнывающего брата.

Раз, после бурных волнений духа, после тревожных дум он опустился на свою иноческую койку. Летучий сон, самый тонкий, смежил его глаза — и ему представилось, что он находится в трапезе (трапезной) в какой-то торжественный день. Все братство Русика (монастыря) было там, и сам игумен, в архиерейской мантии, занимал свое место…

Удивленный необычайным собранием всего братства в трапезу, что бывает очень редко, брат обозрелся кругом и видит, что вместо обычной пищи перед всеми расставлены блюда со скоромными, мясными яствами… Это чрезвычайно его смутило — тем более, что и перед собой он видел самое роскошное блюдо с таким жарким, от которого он, с принятием ангельского образа, уклонялся, считая его, в силу своих постнических обетов, для себя непозволительным. Между тем ему казалось, что братство, не дотрагиваясь до пищи, чаяло чего-то необыкновенного, как бы ожидало кого-то… Пока все это занимало удивленного брата, вдруг главная дверь трапезы распахнулась — и он увидел вошедшую туда царственную Жену в сопутствии двух прекрасных дев…

С первого взгляда узнал он дивную Посетительницу, осияваемую райским светом, и затрепетал от радости и тайного рабского страха… Он не смел тронуться со своего места, как преступник, и желал утаиться от светлых взоров Богоблагодатной Девы, посетившей нашу обитель…

При Ее появлении брат видел, что духовник, одетый в мантию и схиму, тотчас встал со своего места, робко приблизился к Посетительнице, раболепно пал Ей в ноги и благоговейно облобызал Ее десницу. Долго, милостиво, по временам с материнской улыбкой что-то вполголоса говорила ему Явившаяся, потом обошла всю трапезу, обозревая всех вообще и каждого порознь…

Пока таким образом обходила Она трапезу, брату представлялось, что духовник суетливо хлопотал о приборах для посетительниц и что в то самое время одна из девиц подошла к нему и громко произнесла:

— Перестань, пожалуйста, беспокоиться о трапезе — Царица Небесная этого терпеть не может.

В ту же минуту царственная Посетительница снова подошла к игуменскому столу и, пока обозревала оттуда с материнской любовью братство, другая девица, наклонившись к Ее уху, вполголоса сказала:

— Что же Ты, Владычица, утешив всех Своим благодатным посещением, ничего не скажешь в утешение этому Твоему рабу?..

При этих словах она показала своим перстом на брата, которому открыто было это видение.

Несчастный заметил, что Владычица взглянула на него, но гневно и строго, а потом, быстро отвратив от него Свое светлое лицо, молча удалилась из трапезы. Это так поразило бедного, что он затрепетал от страха…

Видение тогда же было передано им духовнику, и с тех пор брат, удостоившийся зреть таким образом Царицу Небесную, исправился от своей беспечности…

Из книги «Письма святогорца к друзьям своим о Святой Горе Афонской»

Когда один монах впервые привез на Святую Гору кур, ему явилась Божия Матерь и сказала:

— Ты пришел сюда, чтобы разорить Мой сад?

Также когда другой старец из скита Святой Анны* привез было козу, чтобы его больной послушник мог пить молоко, коза вместо молока стала доиться кровью. Когда старец понял свой проступок, то есть что Матерь Божия не хочет, чтобы в Ее саду были козы, то раздобыл для своего послушника молоко сгущенное.

Как мы видим, раньше Матерь Божия обличала зачинщиков зла. Теперь же с чего Ей начать Свои обличения, когда мирской дух так умножился в Ее уделе! Сейчас Она, как Добрая Мать, просто нас терпит.

*Скит Святой Анны находится на юго-западном побережье Святой Горы и подчиняется Великой Лавре.

Из книги старца Паисия Святогорца «Отцы-святогорцы и святогорские истории»

Из книги Ольги Глаголевой «Богородица — наша заступница», ЭКСМО, 2010 год

/* ]]> */