Газета / Статьи

Икона Божией Матери, именуемая «Пантанасса», или «Всецарица»

Празднование: 18 (31) августа

Чудесная сила

На Святой Горе Афон, в Ватопедском монастыре, возле восточной колонны собора, находится чудотворный образ Божией Матери, именуемый «Пантанасса» («Всецарица»). Эта небольшая икона XVII века с давних времен привлекает в монастырь многочисленных паломников, ищущих заступничества и утешения Пречистой Девы Марии в тяжких недугах и искушениях.
Уже само имя этой иконы — Все-госпожа, Все-повелительница — говорит об особой силе образа.

По монастырскому преданию, первым доказательством того, что эта икона имеет особое дарование, послужило следующее чудесное событие.

Как-то один из паломников — совсем еще молодой человек — подошел к этому образу и только собирался поклониться ему, как вдруг лик Божией Матери озарился неземным светом, и в тот же миг юноша был отброшен на землю неведомой силой. Как только он пришел в себя, то сразу же поспешил к старцам обители. Тогда-то он и признался, что дотоле был далек от Бога и даже занимался магией и колдовством.

Так чудесное проявление гнева Богоматери в корне изменило жизнь юноши, ставшего с тех пор христианином.

Списки иконы

В 1991 году несколько сот образков иконы «Всецарица», изготовленных типографским способом, были отправлены Ватопедским монастырем в благословение русским детям, страдающим раковыми заболеваниями. В Москве иконки были переданы в детское отделение Всероссийского онкологического центра.

А 11 августа 1995 года список с чудотворной иконы «Всецарица» прибыл в Московский детский онкологический центр.

Список с этой чудотворной иконы находится в московском Ново-Алексеевском монастыре. В 1996 –1997 годах там зафиксированы случаи исцеления от раковых заболеваний.

МОЛИТВЫ

О Пречистая Богомати, Всецарице! Услыши многоболезненное воздыхание наше пред чудотворноюиконою Твоею, из Афонского удела в Россию пренесенною, призри на чад Твоих, неисцельными недуги страждущих, ко святому образу Твоему с верою припадающих! Якоже птица крилома покрывает птенцы своя, тако и Ты ныне, присно жива сущи, покрый нас многоцелебным Твоим омофором. Тамо, идеже надежда исчезает, несумненною Надеждою буди. Тамо, идеже лютыя скорби превозмогают, Терпением и Ослабою явися. Тамо, идеже мрак отчаяния в души вселися, да возсияет неизреченный свет Божества! Малодушныя утеши, немощныя укрепи, ожесточенным сердцам умягчение и просвещение даруй. Исцели болящия люди Твоя, о всемилостивая Царице! Ум и руки врачующих нас благослови; да послужат орудием Всемощнаго Врача Христа Спаса нашего. Яко живей Ти сущей с нами молимся пред иконою Твоею, о Владычице! Простри руце Твои, исполненныя исцеления и врачбы, Радосте скорбящих, в печалех Утешение, да чудотворную помощь скоро получив, прославляем Живоначальную и Нераздельную Троицу, Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

О Всеблагая, досточудная Богородице, Пантанасса, Всецарице! Несмь достоин, да внидеши под кров мой! Но яко милостиваго Бога любоблагоутробная Мати рцы слово, да исцелится душа моя и укрепится немощствующее тело мое. Имаши бо державу непобедимую, и не изнеможет у Тебе всяк глагол, о Всецарице! Ты за мя упроси, Ты за мя умоли. Да прославлю преславное имя Твое всегда, ныне и в бесконечныя веки. Аминь.

ЧУДЕСА

Однажды я был очень опечален, да и вся моя жизнь была сплошным мученичеством. И больше всего я страдаю за других — когда хочешь их спасти, а тебя не слушают, и ты плачешь и молишься, а они смеются, и над ними властвует искушение. Так вот, когда я находился в печали и сильной боли, пришел в созерцание. И, шагая, оказался на поле, вся земля — как белый снег. И я недоумевал, изумленный: как оказался я в этом прекрасном месте? И искал выход, желая уйти, — вдруг кто-то встретится и будет меня ругать, так как я вошел туда без разрешения.

И, глядя с любопытством направо и налево, чтобы найти выход, увидел я некую дверь в подземелье и вошел туда. И это был храм нашей Пресвятой Богородицы. И сидели там прекрасные юноши, одетые в чудесный наряд. И был у них красный крест на груди и впереди на шлеме. И поднялся с трона один, бывший как будто военачальником и одетый в более блистательный наряд, и говорит мне:

— Иди сюда, ибо тебя ожидаем.

И предложил мне сесть.

— Прости меня, — говорю, — я недостоин сесть там, но достаточно для меня стоять здесь, у ваших ног.

И, улыбнувшись, он оставил меня и подошел к иконостасу, к иконе Богородицы, и говорит:

— Госпожа и Владычица всех, Царица Ангелов, Чистая Богородице Дево! Покажи Твою благодать этому Твоему рабу, который так страдает ради Твоей любви, да не будет он поглощен скорбью!

И вдруг от иконы изошло такое сияние, и показалась такой прекрасной Богородица во весь рост, что от этой красоты — в тысячу раз светлейшей солнца — я упал вниз, к Ее ногам, не в силах на Нее смотреть, и, плача, взывал:

— Прости меня, Матушка моя, что в своем неведении я Тебя печалю!

И так, поистине плача, пришел я в себя, мокрый от слез и полный радости…

Из книги старца Иосифа Афонского «Изложение монашеского опыта»

В 1977 году я (один афонский иеромонах. — Ред.) пришел в келью старца Паисия и оставался у него несколько дней. Это совпало с праздником Крестовоздвижения. Накануне старец сказал мне, что мы совершим бдение. С четырех часов пополудни мы начали с вечерни, читая молитву по четкам. В шесть он позвал меня пить чай, а сразу же после чая мы снова молились по четкам, каждый в своей келье.

Вечером, когда я молился, то слышал, как старец Паисий тоже молится и ходит туда-сюда со стенаниями. Каждые два часа он стучал в стенку. В двенадцать прочли полунощницу и последование к Причастию, а затем пришли в церковку читать каноны.

Читая канон ко Причащению, старец произносил с большим болезнованием: — Пресвятая Богородице, спаси нас!

Едва я сказал:

— Марие, Мати Божия, — как всё в церковке переменилось: светилось всё, и я ощутил, будто пронесся легкий ветерок.

Лампада перед образом Пречистой начала раскачиваться сама собой (в храме было пять лампад, но двигалась только эта). Я обернулся к старцу Паисию. Он сделал мне знак молчать, а сам низко склонил голову. Между тем свет лился все изобильнее, как будто бы наступал рассвет…

Так продолжалось примерно с полчаса. Потом я продолжил чтение канона, а старец все молчал. Вскоре лампада успокоилась, и снова стало темно.

Утром я попросил старца Паисия объяснить произошедшее, и он сказал:

— Знаешь, Пречистая здесь, на Святой Горе, обходит все монастыри и кельи. Прошла и здесь, увидела двух дурачков и раскачала Свою лампаду, чтобы дать нам знак, что Она прошла…

Из книги священника Дионисия Тациса «Когда чужая боль становится своей»

Из книги Ольги Глаголевой «Богородица — наша заступница», ЭКСМО, 2010 год.

/* ]]> */