Газета / Статьи

Икона Божией Матери, именуемая «Троеручица»

Празднование: 28 июня (11 июля) и 12 (25) июля

Первый министр калифа

История чудотворной иконы Божией Матери Троеручицы тесно связана с судьбой известного защитника Православия и почитания святых икон преподобного Иоанна Дамаскина.

Святой Иоанн родился в Дамаске (отчего и получил впоследствии прозвание Дамаскин) около 676 года в семье сирийских христиан. Его отец Сергий в царствование дамасского калифа Абдал-Малека занимал важный государственный пост и имел сильное влияние на правителя, что приносило немало пользы христианам.

Иоанн (Мансур Арклийский до крещения) получил по тем временам прекрасное образование (его наставником был один из образованнейших монахов того времени Косма) и поступил на государственную службу. После кончины отца и сын, в свою очередь, был осыпан милостями калифа и также старался извлечь максимальную пользу из своего положения для всесторонней помощи христианам.

В 716 году на византийский престол вступил император Лев III Исавр, не признававший почитания святых икон. В 730 году он даже издал эдикт, запрещавший иконопочитание. По его приказу солдаты врывались в дома христиан, отбирали и уничтожали иконы, предавали смерти иконопочитателей. Греческое духовенство, ученые мужи и простые христиане открыто восстали против, но власть не отступала — константинопольский патриарх Герман был изгнан из своего отечества; христианские школы уничтожены; богатейшая константинопольская библиотека сожжена вместе с заведовавшими ею учеными; народ, оставшийся верным Православию, подвергся мучениям и казням. Одним словом, началось жестокое гонение на Церковь Божию, сравнимое по жестокости с ужасами древне-языческих гонений.

Но Иоанн, ставший к тому времени первым министром калифа Дамасского, не побоялся открыто объявить себя ревностным защитником святых икон — в это жестокое время святой возвысил свой голос в защиту Православия. Его первое Слово в защиту иконопочитания начиналось так: «При немощи моей, конечно, мне лучше было бы молчать и исповедываться лишь в собственных грехах пред Богом, но, видя сильное возмущение Церкви, я рассудил, что молчать теперь — не время, потому что я больше боюсь Бога…»

Это был его первый опыт богословского красноречия (кстати, позднее святого Иоанна стали называть Хризороем, что в переводе значит «золотая струя»). Он так превосходно раскрыл церковный догмат иконопочитания, что все «доводы» иконоборцев были посрамлены.

Всего же преподобный Иоанн Дамаскин написал тогда три трактата «Против порицающих святые иконы».

Политические интриги

Стараясь всеми силами заставить замолчать столь красноречивого защитника иконопочитания, Лев Исаврянин прибег к излюбленному способу — клевете. В письме к дамасскому калифу под видом искреннего к нему расположения он представил первого министра опасным заговорщиком и изменником — мол, Иоанн уже давно предлагает ему прислать в Дамаск войска, чтобы занять как город, так и всю область. В подтверждение своих слов император представил одно из «собственноручных» писем к нему святого Иоанна (на самом деле искусно подделанное).

Приняв послание императора за чистую монету, взбешенный Абдал-Малек приказал отрубить «политическому изменнику» правую руку, писавшую эти предательские письма. Невзирая на просьбу первого министра дать ему возможность представить доказательства своей невиновности, приговор привели в исполнение немедленно: кисть правой руки Иоанна была отсечена и в назидание и для устрашения его возможных «соратников» выставлена для публичного обозрения.

Чудесное явление

К вечеру этого дня, когда гнев правителя несколько поутих, невинный страдалец через своих друзей стал ходатайствовать о позволении взять отсеченную кисть его руки для погребения. Калиф удовлетворил это ходатайство.

С наступлением ночи Иоанн затворился в своей молельне и, приложив отсеченную кисть к руке, которую обвил убрусом (полотном) (кстати, этот убрус Иоанн впоследствии постоянно носил на голове в память совершившегося над ним чуда), с горькими слезами пал ниц перед иконой Божией Матери с Предвечным Младенцем на руках. С верой и любовью молил он Царицу Небесную об исцелении руки, принося обет с ее помощью писать хвалебные песни Господу и Ее пречистому имени, защищать Православие и обличать иконоборческую ересь. После долгой молитвы, утомленный душевными и физическими страданиями этого дня, он задремал. Во сне предстала ему Богоматерь и милостиво произнесла:

— Рука твоя исцелилась; не скорби же более и исполни то, что ты обещал Мне в молитве.

Пробудившись от сна, преподобный Иоанн к величайшему изумлению ощутил, что рука его срослась и стала совершенно здорова, лишь на месте отсечения, как бы на память, виднелось тонкое розовое очертание. По преданию, потрясенный этим чудом, Иоанн написал благодарственную песнь Пресвятой Богородице «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь!» В память своего дивного исцеления приказал сделать из серебра кисть руки и приложил ее к иконе своей Заступницы, отчего она впоследствии и получила название «Троеручица».

Иная жизнь

Чудесное исцеление Иоанна поразило всех в Дамаске, начиная с калифа, который, убедившись в невиновности своего первого министра, поспешил возвратить ему его государственный пост. Но Иоанн, желая быть верным своему обету, твердо решил посвятить себя служению Богу и Православной Церкви. Издавна помышлявший о монашеской жизни, он оставил свою высокую службу, раздал имущество, отпустил на волю слуг и рабов и отправился сначала в Иерусалим поклониться святыням, а потом и вовсе удалился в Лавру преподобного Саввы Освященного в двадцати километрах от города, где и принял иночество. Именно здесь из-под его руки вышло множество глубоко нравственных трудов по духовной философии.

Образ Богоматери Троеручицы, перед которой преподобный получил исцеление, был при нем постоянно до самой кончины, последовавшей примерно в 780 году, а затем перешел в собственность Лавры, где находился свыше трехсот лет (до 1122 года). Когда в Лавру прибыл знаменитый сербский архиепископ Савва — один из основателей Хилендарской обители на Афоне, братия Лавры преподнесла этот образ ему, и он увез его в Сербию.

Игуменья обители

Во время страшного нашествия турок на Сербию в конце XVI века христиане, желая сохранить икону, поручили ее попечению Самой Матери Божией. По преданию, они возложили ее на осла и без погонщика предоставили животное самому себе, наблюдая за ним издали. Животное, как бы руководимое свыше, направилось к Афонской горе и… остановилось перед воротами Хилендарского монастыря. Иноки приняли икону как великий дар, а на месте остановки осла поставили памятник, куда до сих пор ежегодно совершается крестный ход. Святую икону с почтением водрузили в алтаре соборного храма, где она и находилась несколько лет, пока не произошли следующие события.

Когда в Хилендарском монастыре умер игумен, братия решила избрать себе нового игумена, что оказалось весьма затруднительным делом. Когда стали намечать и называть имена кандидатов, все никак не могли придти к согласию; дело дошло до того, что монастырь разделился на две противоборствующие партии. Распри между братией прекратила Сама Пресвятая Владычица, Которой была посвящена эта обитель.

Однажды, когда иноки собрались на утреннее богослужение, они увидели, что икона Троеручицы переместилась из алтаря на игуменское место. Удивленная братия отнесла икону в алтарь. На следующее утро она снова оказалась на игуменском месте. И опять икону водрузили в алтарь и даже приняли всевозможные меры для предотвращения чьих-либо тайных действий — крепко-накрепко заперли все двери. Но и в третий раз икона была на игуменском месте. Пока иноки размышляли, чему приписать столь странные перемещения святого образа, в храме появился известный своей святостью затворник и рассказал им о произошедшем ночью чуде. Явившаяся ему Богоматерь объявила, чтобы впредь братия не возвращала Ее икону в алтарь — Она Сама желает быть Игуменьей обители.

С тех пор в Хилендарской обители исполняется святая воля Владычицы Небесной: избирается только наместник монастыря. Во время службы он стоит у игуменского места, где находится икона «Троеручица». А иноки, с благоговением прикладываясь к святыне, по монастырскому обычаю, как от игумена, получают от святой иконы благословение на все послушания.

Чудесное заступничество

Около десяти лет во время русско-турецкой войны на Афоне хозяйничали турки, грабя и расхищая православные монастыри. Лишь одна Хилендарская обитель была до такой степени хранима Богоматерью, что все попытки и усилия турков ворваться туда оставались тщетными. Они признавались, что неоднократно видели какую-то таинственную Жену, дозором обходившую монастырские стены. Но как ни старались они захватить Ее врасплох, Она оставалась неуловимой, исчезая как призрак или укрываясь в монастырском портике, защищенном могучими затворами…

Чудотворениями прославились и многие списки иконы «Троеручица».

МОЛИТВА

 О Пресвятая и Преблагословенная Дево, Богородице Марие! Припадаем и поклоняемся Тебе пред святою иконою Твоею, воспоминающе преславное чудо Твое исцелением усеченныя десницы преподобнаго Иоанна Дамаскина, от иконы сей явленное, ягоже знамение доныне видимо есть на ней, во образе третия руки, к изображению Твоему приложенныя. Молимся Ти и просим Тя, Всеблагую и Всещедрую рода нашего Заступницу: услыши нас, молящихся Тебе, и якоже блаженнаго Иоанна, в скорби и болезни к Тебе возопившаго, услышала еси, тако и нас не презри, скорбящих и болезнующих ранами страстей многоразличных, и к Тебе от души сокрушенныя и смиренныя усердно прибегающих. Ты зриши, Госпоже Всемилостивая, немощи наша, озлобление наше, нужду, потребу нашу в Твоей помощи и заступлении, яко отвсюду врагами окружени есмы, и несть помогающаго, ниже заступающаго, аще не Ты умилосердишися о нас, Владычице. Ей, молимтися, вонми гласу болезненному нашему и помози нам святоотеческую Православную веру до конца дней наших непорочну сохранити, во всех заповедех Господних неуклонно ходити, покаяние истинное о гресех наших всегда Богу приносити и сподобитися мирныя христианския кончины и добраго ответа на Страшном суде Сына Твоего и Бога нашего, Егоже умоли за нас Матернею молитвою Твоею, да не осудит нас по беззакониям нашим, но да помилует нас по велицей и неизреченней милости Своей. О, Всеблагая! Услыши нас и не лиши нас помощи Твоея державныя, да Тобою спасение получивше, воспоем и прославим Тя на земли живых и рождшегося от Тебе Искупителя нашего, Господа Иисуса Христа, Емуже подобает слава и держава, честь и поклонение, купно со Отцем и Святым Духом всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 ЧУДЕСА

Однажды отец Феофилакт из Нового скита, будучи еще новоначальным монахом, сильно заболел и от страшных болей безутешно плакал. И вот однажды он слышит голос, исходящий от иконы Божией Матери:

— Что ты плачешь? Чего боишься? Разве Я тебя оставлю?

И действительно, Матерь Божия никогда его не оставляла, но, как Добрая Мать, постоянно о нем заботилась, как заботится и о всех прочих монахах, живущих в Ее уделе. (Эта икона Божией Матери сейчас находится в алтаре главного храма Нового скита).

Из книги старца Паисия Святогорца «Отцы-святогорцы и святогорские истории»

Справедливость того, что Царица Небесная изволила принять на Себя правление и начальство над одним из здешних монастырей, в котором называют Ее Игумениею, подтверждается рассказом, который неоднократно удавалось мне слышать здесь от афонских русаков.

Назад тому годов пять (эта запись относится к 1844 году), не более, одному иноку-греку, по совершении обычного правила, в тонком сне было странное откровение.

В необозримом пространстве воздушных высот, по светлым облакам он видел целые полки, бесчисленные лики святых (Афонских), грядущими к славе райской жизни. В самых возвышенных рядах были русские, там болгары, сербы и прочие славянские племена, а позади, или ниже всех — греки. Впереди ликов, держа в руке царственный скипетр и имея на Себе темное одеяние, шествовала в невыразимом сиянии Божественной славы Богоматерь.

При виде святых, а тем более Небесной Царицы, греческий старец был вне себя от радости. Но, обратив внимание на преимущество русских пред всеми и на низшую степень славы греков, он удивился и не понимал, отчего это так. «Место это, Святая Гора, — подумал он, — наше наследственное, а пришлецы…» Не успел он задуматься далее, как вдруг донесся до него выспренний (обладающий непререкаемой силой) голос:

— Справедливо, что это место — ваша собственность, но потому-то самому и теряется цена ваших подвигов: поелику вы дома, вы в спокойствии, а русские, между тем, как пришельцы, терпят более и неприятностей разного рода здесь, между вами, что и возвышает их особенно в очах Небесной правды.

Из книги «Письма святогорца к друзьям своим о Святой Горе Афонской»

Из книги Ольги Глаголевой «Богородица — наша заступница», ЭКСМО, 2010 год.

/* ]]> */