Газета / Статьи

Крест на храме

Что означает Крест на храме?

Помимо того, что храм православный, это означает ещё, что храм живой, живёт своей невидимой сакральной жизнью, и это чувствует любой православный человек. Видя над храмом Крест, человек знает, что в этом храме живёт Бог.

Ну, а ещё какие чувства всколыхнул Крест на храме, когда только-только что, теперь уже, правда, в далёком 2005 году, в сгущавшихся ноябрьских сумерках Крест вознёсся над шатром и засверкал золотом, подсвеченный снизу уличными фонарями, и таким образом увенчал завершение возрождения храма? Мы говорим, «возрождение». На самом же деле, это было новое строительство на новом земельном участке нового храма неподалёку от исторического места, на котором почти 300 лет стоял одноимённый храм, разрушенный большевиками в середине прошлого столетия. Ныне на том месте стоит жилой дом № 32 по улице Дзержинского. Строительство нового храма было востребованным, долгожданным и стремительным, всего-то 15 месяцев, правда, растянутых на три долгих строительных сезона. Это было общее чувство и радости, и удовлетворения, и облегчения, точно после восхождения на гору.

В тот памятный вечер люди стояли на пронизываю­щем ветру вне церковной ограды в проезде Аржакова, откуда удобнее всего было наблюдать за работой огромного подъёмного автокрана с выносом стрелы на 60 метров. Все напряжённо вглядывались, как последовательно с мастерской лёгкостью над бетонными сводами храма появлялись последовательно, точно игрушечные фигурки, боковые главки с крестами, многотонный шатёр, барабан с центральной главкой и, наконец, сам Крест. Чувство тревоги и напряжённого ожидания: когда же, наконец, всё это закончится? — потому что Крест почему-то никак не хотел сразу заходить в уготованное ему пространство внутри главки, но всё-таки вошёл с третьего захода, — сменилось чувством облегчения, удовлетворения и радости. С детской непосредственностью люди хлопали в ладоши, улыбались, поздравляли друг друга. И плакали.

Всё это совершилось 11 ноября 2005 года.

Потом побежали годы. Жители уже стали привыкать и спокойно, с чувством сдержанного достоинства и благодарности, смотрели на белокаменного красавца, прописавшегося в городе, с голубыми главками и шатром, напоминающими, что храм этот — богородичный, посвящённый, ни много ни мало, — Её Рождеству.

А потом вдруг в душе зашевелилась тревога, смешанная с каким-то недоумением: то ли кажется, то ли, в самом деле? Крест-то над шатром — того? Как будто чуть-чуть накренился. — «Да неужели?» — «Точно!» — «Невероятно! Может, оптический обман?» — «Может,… но не похоже». — «А что же тогда?»

Однако в последние год-два можно было, как говорится, уже невооружённым глазом видеть накренившийся Крест без каких-либо внешних насильственных причин. Что же происходит?!

Было принято решение непременно нынешним летом изучить вопрос с Крестом и укрепить его. Чтобы стоял, как надо.

Намертво! Навечно.

Наступления лета ожидали уже со дня на день. Всё было наготове. Но лето почему-то всё никак не наступало.

Зато 29 мая, в 15 часов 10 минут, откуда ни возьмись, вдруг налетел ураганный ветер, каких с роду в наших краях никто никогда не видел, и, точно пылинку, сдул наш Крест с вершины шатра.

Тотчас последовал шквал звонков. Люди в отчаянии, чуть ли не с плачем, взывали: «Крест упал!! Лежит на боку там же, наверху, на главке шатра!! Что случилось? Чем помочь?»

И никто, ни одна душа на свете ещё не ведала о величайшей милости Божией, простёртой над нашим храмом. В самый разгул стихии, когда в округе повсюду рушились дома, срывались крыши, вековые деревья с корнем выворачивались из земли, наш Крест, порывом ветра вырванный из своего родного гнезда, каким-то чудом, уже ничем не удерживаемый, покоился на кромке главки, не падая!

Это и в самом деле было великим чудом. Потому что падение Креста могло бы стать для храма катастрофичным.

Причины его падения мы пока ещё не понимали. Главное — надо было срочно устранить опасность, нависшую над храмом. Этой же ночью, в два часа, 30-го мая, едва угомонилась буря, подоспел автокран и аккуратно снял поверженный Крест с вершины шатра. Снял и переместил в безопасное место на земле в юго-западной части территории храма.

Крест после демонтажа, 30 мая 2017 года

Крест после демонтажа, 30 мая 2017 года

А теперь, что же всё-таки произошло? Не­ужели каменный храм, спроектированный Народным архитектором Александром Николаевичем Белоконем, сооружённый с многократным запасом прочности одним из опытнейших прорабов страны Пименом Ефимиевичем Вайсблюмом, с использованием самых последних достижений строительной науки, был обречён стать жертвой пускай даже очень сильного дуновения ветра?

Никак!

К несчастью, мы уже почти привыкли и смирились, что на Руси с поразительной повторяемостью зачастую самые высокие достижения человеческого гения сводятся на нет обстоятельст­вами, почти официально получившими «научное» определение, как примитивный человеческий фактор.

Согласно проекту, единое тело Креста имеет длину 8,7 метра. Из них 4,4 метра являлись его видимой частью. Остальные 4,3 метра должны были быть упрятаны и прочно закреплены в посадочном месте в центральной главке в качестве его невидимой, незыблемой опоры (см.рабочий чертёж).

На самом же деле эта невидимая часть Креста вообще отсутствовала! То ли из-за экономии металла, то ли ещё по каким-то соображениям, вместо неё мы увидели четыре сломанные металлические трубочки длиной всего чуть более метра, воткнутые снизу в видимую часть Креста для соединения с посадочным местом внутри главки.

Вот и вся причина! Крест все эти 11 лет, считая с 2005 года, медленно накренялся. Видимо, уже тогда трубочки начали расходиться и, в конце концов, от резкого порыва ветра 29 мая 2017 года просто-напросто переломились!

Справка

Рабочий чертеж Креста и центральной главки

Рабочий чертеж Креста и центральной главки

15 апреля 2005 года между ООО «Творческая архитектурная мастерская «ДАБОР» (Подрядчик) и Храмом Рождества Пресвятой Богородицы (с 01.10.2009 г., согласно Уставу, — Богородицерождественский храм) по адресу: г. Королёв, ул. Калининградская, дом 1 (Заказчик), был заключен Договор подряда №02/1504, согласно которому Подрядчик обязался изготовить, доставить, смонтировать и установить пять главок в комплексе с крестами, шатёр и металлическую часть барабана по проекту Арх. №КМ1-03.

 

Под абривиатурой «ДАБОР» скрывается директор этой «Творческой архитектурной мастерской» — Дмитрий Александрович Борунов, ответственный в 2005 году за разработку, изготовление и монтаж всего комплекса — шатра, главок и главного Креста на храме, осуществлявший, помимо всего, по специальному Договору с храмом, и авторский надзор.

Мы направили изготовителю ПРЕТЕНЗИЮ, но пока организация хранит молчание.

Приходской совет обращается к прихожанам храма и ко всем неравнодушным за помощью. Просим сугубых молитв о скорейшем восстановлении над центральной главкой Креста, духовного символа храма.

Настоятель храма
протоиерей Борис Куликовский

 

/* ]]> */