Газета / Статьи

Митрополит Иларион — о подготовке к предстоящему Всеправославному Собору

Хотел бы сказать о том, что центральной темой и первой темой обсуждения на нынешнем Священном Архиерейском Соборе была подготовка Всеправославного Собора, который должен состояться в Пятидесятницу сего года на греческом острове Крит. Подготовка к этому Собору велась 55 лет, и за это время очень много тем было обсуж­дено. Какие-то темы были сняты с повестки дня, и не потому, что по ним было достигнуто какое-то решение, а потому, что этого решения дос­тичь не удалось.

Вокруг этого Собора было и продолжает, к сожалению, распространяться большое количество разного рода слухов. Говорят, к примеру, что это будет Восьмой Вселенский Собор, и вот есть такое народное поверье, что Восьмой Вселенский Собор — это будет антихристов собор, что на нём, значит, заключат унию с католиками, что на нём отменят все посты, введут второбрачие духовенства, что это будет модернистский собор и так далее. Мы каждый день в Отделе внешних церковных связей получаем по 2-3 письма от православных верующих из разных уголков нашей Родины, содержащих призыв не ехать на Восьмой Вселенский Собор или не ехать на антихристов собор. В последнее время число этих писем значительно возросло, очевидно, в связи с появлением информации о том, что мы собираемся туда поехать. Вчера мне доложили сотрудники нашей канцелярии, что поступило 43 таких письма. Это примерно в 15 раз больше, чем среднестатистическое количество получаемых нами писем.

Так вот, какова на сегодня ситуация с подготовкой Всеправославного Собора? У нас было много опасений, связанных с этим собранием делегаций поместных Православных Церквей. Прежде всего, мы опасались того, что какой-то вопрос может быть поднят, по нему пройдёт голосование, большинство окажется не на нашей стороне, и нам будут пытаться навязать какие-нибудь решения. Например, решение о переходе на новый церковный календарь. Поэтому с самого начала подготовки мы настаивали и добились того, что все решения на Всеправославном Соборе будут приниматься консенсусом.

Что это означает? Это означает, что у каждой поместной Церкви будет делегация из 24 архиереев — там, где есть 24 архиерея, где их нет — соответственно их будет меньше, но голос у каждой Церкви будет один. Всего 14 общепризнанных Православных Церквей должны принять участие, у каждой будет свой голос. Если хоть одна Церковь выступает против какого-либо решения, то это решение не проходит. Если хотя бы одна Церковь не согласна с тем или иным мнением, то это мнение не принимается.

Нам говорили: «Ну, тогда невозможно будет решить никакие вопросы!», — а мы говорим: «Значит, мы эти вопросы не будем решать, раз их невозможно решить!» Нам говорили: «Тогда невозможно будет достичь общеправославного согласия», — а мы говорим: «Раз его невозможно достичь, нам и не надо его достигать». Говорят: «Тогда невозможно будет собрать Собор», — «Раз невозможно, тогда и не надо собирать его».

Нам этот Собор для чего нужен? Для того чтобы укрепить наше единство или чтобы разрушить наше единство? Он нам нужен для того, чтобы мы приехали и в братской атмосфере обсудили те вопросы, по которым у нас есть единомыслие? Или он нужен, чтобы мы приехали и там разругались, расплевались, разъехались и потом ещё 55 лет не встречались? Я думаю, что ответ очевиден! Поэтому мы настояли на том, что все решения на Соборе должны приниматься единогласно, консенсусом.

Во-вторых, мы настаивали на том, что на Всеправославный Собор не будут выноситься никакие вопросы, которые не были заранее согласованы либо на всеправославных совещаниях, либо на собрании Предстоятелей поместных Православных Церквей. Это тоже была наша позиция. Она была принята на собрании Предстоятелей, которое состоялось в феврале этого года в Шамбези, близ Женевы. Наша делегация во главе со Святейшим Патриархом Кириллом принимала там самое активное участие в выработке регламента Всеправославного Собора и в подготовке нескольких его документов.

То есть у нас уже есть два защитных механизма. Первый защитный механизм — это консенсус, второй — это то, что не будут вноситься какие-то несогласованные вопросы. Есть ещё третий защитный механизм — никакие поправки в документы не могут быть приняты, если они не принимаются единогласно. При такой системе защитных механизмов можно ли говорить о ещё каких-либо рисках для нашей Церкви, касающихся участия во Всеправославном Соборе?

Как кажется, мы постарались все возможные камни предвидеть или принять такие решения, которые позволят нам с чистой совестью и со спокойной душой ехать на Всеправославный Собор. Более того, мы настаивали на том, что все документы Всеправославного Собора должны быть опубликованы. На сегодня все документы, которые были согласованы во Всеправославном подготовительном процессе, опубликованы, они имеются на официальном сайте РПЦ, на сайте Отдела внешних церковных связей, причём на сайте Отдела они представлены на трёх официальных языках Собора — русском, французском и греческом. Рег­ламент Собора представлен также и на английском языке. Поэтому все желающие могут познакомиться с этими текстами.

Я не буду останавливаться на их содержании, поскольку тексты опубликованы, тексты были розданы участникам нынешнего Архиерейского Собора, и в постановлениях Собора говорится: «Члены Архиерейского Собора свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту Православной веры и не нарушают канонического предания Церкви».

Святейший Патриарх в своём докладе на Архие­рейском Соборе подробно рассказал о подготовке к Всеправославному Собору, осветил вкратце содержание каждого из документов и сказал ещё об очень важной теме, которая для нас была ключевой при подготовке этого Собора. Распространялись слухи, что Константинопольский Пат­риарх обязательно предоставит украинским раскольникам автокефалию, просто надо подождать Всеправославного Собора. Эти слухи распространяли украинские раскольники, автокефалисты, а также, к сожалению, некоторые иерархи Константинопольского Патриархата из США и Канады. Там есть украинские структуры в составе Константинопольского патриархата, это бывшие раскольники, которые в начале 90-х годов были приняты в лоно Константинопольской Церкви. Их представители постоянно приезжают в Украину, встречаются с раскольниками и постоянно говорят, что как только Всеправославный Собор пройдёт, то вам будет предоставлена автокефалия.

Так вот, Святейший Патриарх прямо поставил этот вопрос, поскольку у нас было честное и братское общение, Предстоятели видели друг друга лицом к лицу, у нас не должно было оставаться никаких сомнений в отношении той позиции, которая озвучивалась. Патриарх Варфоломей заверил Святейшего Патриарха Кирилла, сначала на двусторонней встрече, а затем и на общей встрече всех делегаций, что ни на Соборе, ни после Собора со стороны Константинопольского Патриархата не будут приняты какие-либо шаги о предоставлении автокефалии украинским раскольникам либо по какой-либо иной форме легитимизации раскола.

Я думаю, что эти обещания, которые были сделаны публично, сняли ту напряжённость, которую в наши отношения, к сожалению, внесли иерархи украинских структур Константинопольского Пат­риархата из США и Канады. Мы сейчас можем спокойно смотреть в наше ближайшее будущее и участвовать во Всеправославном Соборе.

Есть одна проблема, о которой Святейший Патриарх также говорил, она была обсуждена архиереями нашей Церкви. Это проблема отсутствия в настоящий момент канонического общения между Антиохийским и Иерусалимским Пат­риархатами. Разрыв общения произошёл из-за спора вокруг церковной юрисдикции над Катаром, не буду сейчас останавливаться на этом вопросе. Со стороны нашего Архиерейского Собора было подчёркнуто, что Всеправославный Собор должен быть собранием, в котором примут участие представители всех общепризнанных автокефальных Православных Церквей.

В этой связи особую важность приобретает решение до Собора проблемы, возникшей во взаимо­отношениях Антиохийского и Иерусалимского Патриархатов. Здесь мы должны прямо сказать, что принимаем консенсус на Соборе, не только как единогласие всех присутствующих членов Собора, но и как непременное участие всех общепризнанных поместных Православных Церквей. Если какая-то из Церквей по какой-то причине не сможет или не захочет участвовать, значит, это уже будет не Всеправославный Собор, а Межправославный Собор, в лучшем случае.

/* ]]> */