Газета / Статьи

Наталия Абашина: «Славьте Бога! У памяти нету конца…»

Есть женщины в русских селеньях —
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц…

Николай Алексеевич Некрасов, «Мороз, Красный нос»

«Тип величавой славянки возможно и ныне сыскать», — писал в своей поэме «Мороз, Красный нос» великий русский поэт Некрасов в 1863 году. К счастью, за прошедшие с тех пор полтора столетия в России в этом смысле мало что изменилось: наши женщины по-прежнему «во всякой одежде красивы, ко всякой работе ловки». Каждый из нас может привести яркие примеры из жизни. Но особенно ярко проявляются эти качества, когда женщина ещё и человек творческий. Про творческих людей часто говорят: «Он — целый мир!». Про нашу землячку Наталию Абашину так можно сказать точно! Вернее будет даже так: « Она — целые миры».

Ибо «миров» Наталии Абашиной — не сосчитать! По профессии — провизор, (и успешный — кандидат фармацевтических наук), в другом, смежном мире она — литератор (причём и поэт, и прозаик), в третьем — художник (живописец и мастер батика). В четвёртом — фотограф, ещё в одном — вокалистка и, немножко, композитор. А ещё Наталия — замечательная жена, мама, свекровь и бабушка, хлебосольная хозяйка дома в Валентиновке и надёжный друг. И к каждой из этих своих вселенных она подходит творчески. Как одного человека хватает на все ипостаси — загадка… Разгадка — в широте этой, очень русской, души.

За какой труд ни возьмётся Наташа, (как ласково называют её друзья, хоть по возрасту она уже постарше героини Толстого), всё получается! Взялась быть заботливой женой и хозяйкой дома и не так давно — как раз в день открытия вернисажа своих живописных и прикладных работ в отделе «Новейшей истории» микрорайона Юбилейный королёвского Музейного объединения — отметила 40-летие с момента свадьбы. (Портрет мужа Александра, во всех творческих начинаниях поддерживающего супругу, в экспозиции был представлен на почетном месте, под названием «Портрет хорошего человека»). В этой же экспозиции можно было увидеть графические работы невестки Наталии, Марии: ими проиллюстрированы книги Абашиной. На открытии выставки Наталия рассказывала о работах своего отца, замечательного резчика по дереву, и прадеда, иконописца Троице-Сергиевой Лавры и знакомца Нестерова. И кто бы спорил, что семейственность в этом случае — вещь просто замечательная!

За перо Наталия взялась уже в зрелом возрасте — и стала лауреатом литературной премии имени С. Н. Дурылина в номинации «Проза» и дипломантом её же в номинации «Поэ­зия». Взялась петь и писать песни — и теперь выступает в концертах, записала два музыкальных альбома. Взялась (не имея даже опыта учебы в изостудии), за кисть и краски — и в её активе уже не одна выставка!

А через год, пять лет — неизвестно, чем нас ещё удивит эта замечательная землячка. А пока — познакомьтесь с уже сделанным Наталией Абашиной. Как и большинству поэтов, Наталии очень важны темы взаимоотношений человека с Богом, значения религии в нашей жизни. Предлагаем вашему вниманию подборку её стихотворений и репродукции работ.

Светлана Попова

Мир на ладони

Возьми в ладони понемногу
Всего, что ценишь, наудачу:
Любви, надежды, веры в Бога,
Глоток раскаянья в придачу.

Свой дом, родные переулки,
И школьный двор, и парка тени,
Там детства эхо звонко, гулко —
Ведут в любовь его ступени…

Добавь улыбок, детских криков,
Хороших книг и добрых песен,
И журавлей печальных кликов,
Ветров, снегов и ранних вёсен…

Зажми в руке покрепче, помни!
В ней счастье — город твой любимый.
Бог сохранит в твоей ладони
Весь мир великий, неделимый…

Художнику

В бездне белого холста пропадаешь ночь,
Глухо, пусто в чистом поле — некому помочь.
Трудно ищешь свет и тени — сколько здесь дорог!
Ангела тебе в подмогу, и найти, дай Бог.
Лишь не стой, иди — дорога превратится в путь.
С каждым шагом, с каждым часом приближая суть.
Пишет кистью вдохновенье красками души,
Вот ещё чуть-чуть, мгновенье. И в ночной тиши
Брызнут алым светом зори, расцветут цветы,
Запоют на ветках птицы, оживут холсты…

Кленовый лист

Почти прозрачный, клейкий, новый,
Доверчиво, ладонь в ладонь,
Ложится тонкий лист кленовый.
Его, пожалуйста, не тронь.
Окрепнет он, расправит крылья,
Запросится: «В полёт, в полет!
Моя готова эскадрилья».
«Всё будет», — дерево шепнёт, —
«Не торопись, малыш упрямый».
Уж отлетели фимиамы,
Рассеян желтоцветный дым,
Сироп кленовый — сладкий самый,
Да вот — в России не любим.
Зато нам дорог цвет багряный
Осенних лёгких парусов
И ветер, рвущий их и пряный,
Как обещанье зимних снов,
Как обещанье непокоя,
Извечной духа маяты.
В России каждый год такое —
Не понаслышке знаешь ты.


Пожелтевшие карточки в старом альбоме
Поселились, живут, как в заброшенном доме,
Согревают его небумажным теплом,
Гости редки — пылится на полке альбом…
Там старушка с лорнеткой и мальчик с трубой,
Как их звали, забыли. Но только открой —
Зашумят, заволнуются, вздрогнут страницы,
Оживут на мгновенье забытые лица…
Мы не знаем когда, но войдём в этот дом,
Новой карточкой, вечным бессменным жильцом.
Так листайте альбомы, тревожьте сердца!
Славьте Бога! У памяти нету конца…

/* ]]> */