Газета / Статьи

Нечаянная радость

Дорогие наши юные читатели!

В разделе «Светлячок» мы будем публиковать литературные работы ваших сверстников, ставших лауреатами Международного детско-юношеского литературного конкурса имени Ивана Сергеевича Шмелёва «Лето Гос­подне». Конкурс проводится по благословению Святейшего Патриарха Мос­ковского и всея Руси Кирилла Издательским советом Русской Православной Церкви, который возглавляет митрополит Калужский и Боровский Климент.

Что такое дом? Каждый человек на этот вопрос ответит по-своему. Для кого-то это место, где человек рождается, где проходит его детство, а для некоторых — это тот уголок, куда его влечёт сердце, место, где он обретает радость и покой. Я поведаю вам историю о том, как совсем ещё юный подрос­ток обрёл свой духовный дом.

Нудный дождик барабанил в окно. Капли стекали вниз, оставляя на запотевшем стекле длинные бороздки. Полторы дюжины учеников создавали в классе весёлое многоголосое гудение, которое всегда бывает в отсутствие учителя. Лишь один мальчик на задней парте сидел спокойно. Он подпёр голову руками и смотрел на серое, тяжёлое небо. Было слышно, как вода шумит в водосточной трубе, стекает и образует огромную лужу. Со скрипом подъехала телега и остановилась у школьного порога. В класс вошёл учитель и начал перекличку:

— Вася Федотов! — сказал учитель, обводя глазами класс. Тишина.

— Вася Федотов! — на этот раз голос был громче, и мальчик у окна резко встал и ответил:

— Я!

— Тебе к доктору надо, — сказал учитель с усмешкой на губах.

— Н-н-не надо, — ответил, запинаясь, мальчик.

— Ну, ты же меня не услышал, когда я тебя звал, вот сегодня же с отцом сходи к доктору!

— А у него отец пьянствует, я его сегодня с Гринькой Косым видел! — сказал драчун и самый большой недруг Васи.

И сразу в мальчика полетели комочки жёваной бумаги. Вдруг кто-то крикнул на весь класс: «Безотцовщина!», и все подхватили обидное слово с улюлюканьем и прибаутками. Васе стало настолько обидно, что на глаза навернулись слёзы. Он выбежал из класса, вдогонку неслось: «Мамин плакса!», но Вася уже не слышал.

Мальчик бежал по улице, не обращая внимания на дождь. Порывы ветра трепали его волосы. Он не боялся даже собак, которые, выглядывая из-за заборов, провожали его яростным лаем. Остановился он на краю деревни. Не спеша, хлюпая по лужам, он пошёл домой. Куртка прилипла к спине. Ботинки тоже были насквозь мокрые. 

Он сидел один в тёмной, холодной комнате. На стене мирно тикали ходики. Под застрехой копошились воробьи. Вася сидел и вспоминал, как они с отцом ходили на рыбалку. Сидели на мостках, весело болтали ногами в воде, отгоняя себелей. Как он рвал удочку на каждой поклёвке, вспугивая рыбу. А вечером папа учил его кататься на велосипеде. Прошлым летом они были на сенокосе. Засыпали, глядя на яркие звёзды в ночном небе. А вечером ели хлеб, завёрнутый в мокрую после росы тряпочку. Ели хлеб и ощущали горьковатый запах травы…

— Вася, Василёк, проснись! — кто-то теребил его за плечо.

Это мама пришла со смены на хлебопекарне. От её поношенного пальто пахло горячим, недавно испечённым хлебом. Она разогрела ужин, но Вася ничего не стал есть. К ночи у него заболела голова и поднялась температура. Мама от соседей вызвала доктора из райцентра.

Приехал старичок весьма ухоженной внешности, от которого пахло лекарствами и хвоей. После осмотра он по-дружески подмигнул мальчику и вышел в другую комнату. Всплеснув руками, к нему кинулась мама. Разговор был отчётливым, но Вася не мог уловить смысла слов. Он проваливался в небытие.

Вдруг Вася вспомнил наказ бабушки: «Внучек, если тебе будет туго, молись. Гос­подь не оставит». И Вася с детской простотой прошептал: «Гос­поди! Помоги, спаси моего папу», — по щеке скатилась слеза и осталась на подушке серым пятнышком…

Лучи света из окон под самым куполом храма скользили по иконам и росписям, придавая крас­кам особенную яркость и насыщенность. Огоньки от лампад играли в позолотах икон, колебались даже от слабого дуновения ветра. Вася стоял в центре огромного храма. Мальчик заворожённо смотрел на всё это великолепие. Вдруг на месте, где только что никого не было, возник старец. На нём были ослепительные, словно сотканные из света, одеж­ды. Небесно-синие глаза излучали неподдельную доброту и любовь. Вася увидел в этих глазах что-то родное. Радость всколыхнулась в сердце мальчика. Старец подошёл к нему и тихо сказал: «Василёк, Гос­подь услышал твою молитву. У тебя чистое серд­це, по вере твоей будет тебе».

В это же мгновение где-то наверху сначала робко и несмело, но со временем нарастая, множась и вторя эхом храма, и, наконец, заполняя пространство, излился величественный и торжественный колокольный звон. Этот звук пробудил в душе мальчика странное чувство. Он почувствовал, что обрёл свой дом. Он поднял глаза, словно надеясь увидеть, где рождается чудо. Оглянувшись, он понял, что снова стоит один посреди огромного храма. Луч солнца скользнул по иконе, Вася поднял голову и увидел знакомого старца с синими глазами. С иконы святой смотрел на него и улыбался доброй улыбкой.

Васю разбудил солнечный лучик, который пробился между штор. Мальчик приоткрыл глаза в предвкушении чего-то доброго. Около него, похудевший и небритый, сидел отец. Его любимый папа.

Даниил Лапин, (3 место в группе 8-9 классов, посёлок Локоть Брянской области)

 

/* ]]> */