Газета / Статьи

Огонёк в золотой шапочке

В тот вечер папа задержался на работе. А маме надо было срочно готовиться к урокам, и она сказала: «Митюша, тебе сегодня придётся самому засыпать. Ты уже большой…»

Митя был скорее маленький, чем большой — всего-то четыре года и два месяца. Но он был мальчишкой, и поэтому не стал канючить, плакать или кричать. Он только попросил маму перед сном: «Не гаси лампадку!»

— Не буду, — пообещала мама. Она быстренько укрыла Митю одеялом, перекрестила, поцеловала и ушла на кухню, где её ждала огромная стопка тетрадей.

В тёмной комнате они остались одни — Митя и лампадка. Митя смотрел на огонек лампадки, а огонёк смотрел на Митю.

А ещё с иконок глядели на Митю святые. Старенький Николай Чудотворец будто дремал, сидя на полочке, как на печке. Целитель Пантелеимон смотрел приветливо, как старший брат. Кирилл и Мефодий шептались о чём то, шелестели азбукой. Пересвет и Ослябя — высокие и могучие воины-монахи — замерли, как часовые на посту. В дозор вышел Георгий Победоносец на белом коне и с длиннющим копьём наперевес. Царевич Димитрий, путаясь в расшитом кафтане, бежал куда то, но тут обернулся, будто Митя окликнул его.

Митя вздохнул: вот, мол, приходится без сказок и песенок засыпать. Трудная пошла жизнь.

Лампадка вдруг тоже вздохнула. Огонёк, нежно-голубенький понизу и в золотой шапочке сверху, пустил вокруг себя мельчайшие искорки. Свет дрогнул, заморгал, но тут же вновь стал ровным и ласковым.

Лампадка будто спрашивала: ну что тебе рассказать? Давай вспомним про лето. Помнишь, как ты шёл вечером с моря и встретил светлячка?

— Помню, — прошептал Митя, — было так темно! Я шёл и всё время запинался, и тогда папа посадил меня к себе на шею. Я смотрел с папы, где наш дом, но мы всё равно заблудились. Папа стал спрашивать прохожих про нашу улицу, но все пожимали плечами: мол, не знаем, где такая улица…

— И тут вылетел светлячок, — напомнила лампадка.

— Да! — радостно отозвался Митя. — И этот светлячок был очень похож на тебя, лампадка. Мы решили, что пойдём за ним. Когда светлячок уставал лететь, он садился на дорогу. Я его охранял, а папа говорил прохожим: «Осторожно, не раздавите, тут светлячок!» Скоро мы пришли к нашему домику и увидели в окне маму. Она уже волновалась и собиралась идти нас искать. «Это нас светлячок к дому вывел!» — сказал я, а мама улыбнулась и поставила на стол что-то очень вкусное, с дымком…

Тут махонький огонёк лампадки слабо пыхнул, будто сказал: «Помню, помню…»

Когда мама зашла в комнату, чтобы погасить лампадку, Митюшка уже спал. Ему снилось лето и что-то вкусное с дымком.

Дмитрий Шеваров

/* ]]> */