Газета / Статьи

Письмо редактора газеты «Костино, Богородоское тожЪ» благочинному протоиерею Иоанну Монаршеку

Добрый день, уважаемый отец Иоанн!

Главное чувство, которое я испытала при знакомстве с творением анонима, автора письма, «обличающего» «человеконенавистническую» атмосферу, якобы царящую в храме Рождества  Пресвятой Богородицы в Костино, — безмерное удивление. Такое, что мне пришлось перечитать  пасквиль несколько  раз, чтобы убедится: речь идёт именно о нашем храме и нашем батюшке! Ибо весь мой опыт прихожанки и сотрудницы приходской газеты «Костино, Богородское тожъ»  говорит об обратном.

Впрочем, начать придётся издалека – со смутных девяностых, когда я, тогда ещё студентка художественного вуза, ученица вновь образованной иконописной мастерской на Варварке, начала искать свою «дорогу к храму». Для меня она началась именно с осознания непостижимого совершенства древнерусских икон, за которым пришло желание погрузится в культуру и веру, это чудное искусство породившие.

Уроженка  подмосковного Калининграда, дочь инженера космического предприятия, к своим 18-и я была ещё некрещёной и в духовном смысле абсолютно невежественной. И, как для всякого неофита, в храме для меня важна была атмосфера и отношение к «вновь присоединившимся», а также интеллектуальная составляющая, важная для моего образования и развития. Выбор в нашем  городе и окрестностях был тогда ещё совсем не велик, и на то, чтобы найти «свой» храм, ушло несколько лет. В одной церкви смущал агрессивно-поучительный настрой служителей по отношению к вновь прибывшим, в другом – показавшееся формальным отношение священников. Конечно, со временем пришло понимание, что любой храм – Дом Бога, и в этом смысле нет «лучших» и «худших». Однако  для  новообращенных, (каковых много и в наше время) необычайно важна атмосфера, царящая в храме и способная привлекать сердца. И именно такую я нашла в Богородицерождественском храме, ютившемся тогда в одном из зданий усадьбы Крафта! Тут, несмотря на тесноту и неприспособленность помещения, я обрела то, что искала – доброжелательность членов прихода и служащих в храме, готовность мягко направлять и ненавязчиво объяснять. Очень привлекало (и привлекает) в Костинском храме обилие маленьких прихожан, пользующихся особым вниманием батюшки. И, конечно, ключевую роль в том, что я нашла «свой» храм, сыграла личность настоятеля храма отца Бориса Куликовского, сочетающая в себе необходимую твёрдость с большой добросердечностью, интеллектуализм и талант оратора ( недаром батюшка в прошлом – ученый, доцент ВУЗа, член Союза писателей России) с  горячей верой  и непоколебимостью в вопросах православия. Возможно, может сложиться впечатление: мол, отец Борис больше остальных привечал «полезную» прихожанку (работавшую к тому времени штатным журналистом ведущей городской газеты)! Однако под моей характеристикой личности нашего батюшки могут подписаться многие сотни (если не тысячи) «простых» прихожан храма. Да и если бы отец Борис обладал иными свойствами, он ни за что не осилил бы грандиозный проект, осуществление которого и сейчас кажется невероятным:  возрождение  на Костинской земле поруганного и разрушенного нашими прадедами храма!

Сейчас изображение  величественного храма Рождества Пресвятой Богородицы в Костино стало «визитной карточкой» нашего всемирно известного города. А ведь ещё лет пятнадцать назад мало кто поверил бы в такую перспективу! И хотя отец Борис во всех публикациях не устаёт повторять, что служил при этом лишь скромным  проводником Божьей воли, ясно:  подобные «орудия» не избираются  случайно! Относительно  «враждебной» атмосферы в храме хочется добавить, что, являясь постоянной прихожанкой  Костинской церкви с конца 90-х, ( в отличие от автора анонимки, заходящей, по всей видимости, в храм «раз в год по обещанию»)   я ни разу не сталкивалась с подобными проявлениями служителей церкви по отношению к кому бы то ни было из паствы. «Каков поп, таков и приход»… Если бы это было иначе, я поискала бы другой храм для своего венчания и крещения двоих своих детей…  То же можно сказать о «пустой»  лжице  для причастия: у автора точно плохо если не со зрением, то, простите, с головой. То, что рассказанное в письме – бред, могу засвидетельствовать как мать двух малолетних детей, регулярно причащаемых. Разгадку феномена этого письма стоит поискать в личности  автора, женщины, видимо, не слишком грамотной и воцерковлённой ( как видно из орфографии творения, употреблению в нём  канцеляризмов и неверных терминов по отношению к предметам храмового обихода     («ложка», «железный» крест, «работает протоиереем»).  Не достаточная ясность в её голове в отношении того,  за чем именно христианин должен идти в храм, приводит к недовольству и нелепым претензиям.  Увы, это среди современных наших верующих не редкость! Буквально в эту пасхальную субботу стала случайным свидетелем неприятной сцены. Желающих осветить куличи у храма собралось  с полтысячи, и неудивительно, что в какой-то момент у священника закончилась в сосуде святая вода. Помощник его убежал за новой порцией, а молодой священник тут же получил возмущённый выговор от какой-то женщины из рядов: « Это как это у вас вода закончилась? Мы, может, два часа тут  ждём, а у них вода кончается?!!». Батюшка от такой реакции так оторопел, что мог лишь вымолвить огорчённо: «Что же вы такое говорите?..». Но тут освящение возобновилось, и  недосуг было кому-то разъяснить даме, насколько её поведение противоречит самому духу христианства…  Вспомнить об этом случае заставило упомянутое письмо, в котором тоже заявляется претензия, что «прождать пришлось около 1 часа». Возникает ощущение, что  «прихожанка» спутала священника с обслуживающим персоналом, которому можно раздражённо пенять на недостаточную расторопность!

Что же касается обвинений в «сатанизме» священника, создавшего менее чем с нуля один из прекраснейших православных храмов нашего благочиния, они остаются настолько за пределами обычной логики, что обсуждению не подлежат. Скорее, заставляют опасаться за анонима: ведь враг рода человеческого и в самом деле не дремлет, смущая заблудшие и слабые души. А внести раскол и препирательства в церковную среду – одно из самых его заветнейших желаний…

Теперь хотелось бы ответить на претензии в адрес приходской газеты «Костино, Богородское тожъ», так как, являясь её ответственным редактором  с момента основания в 2008 году, лично отвечаю за качество и содержание публикующихся материалов.

В частности, аноним выражал претензии к  рассказам, выходящим в рубрике «Из записок настоятеля», называя их «развратными статьями, вызывающими блудные образы».  С таким же успехом  можно приклеить подобный ярлык к произведениям Гоголя, тем паче – Достоевского. А меж тем тот же Гоголь не зря поставил эпиграфом к «Ревизору» мудрую пословицу «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».  «Записки настоятеля» – пример прозы, написанной прекрасным, образным языком. ( Кстати, подобного рода творчество и раньше было нередким  и почтенным занятием для священнослужителей: взять хотя бы для примера гордость нашего края священника Сергея Николаевича Дурылина, успешно совмещавшего пасторскую и писательскую стезю). В записках этих отец  Борис дает широкий очерк типажей и образов наших современников-прихожан. А среди них есть, увы, и работницы секс-шопов,  и интернет-зависимые, и бывшие приверженцы чёрной магии, и неверные мужья, и люди, совершившие ещё более тяжкие грехи.  Уж кому-кому, а пастырям нашим, регулярно  принимающим исповеди, это хорошо известно! Уходя от назойливой назидательности (спутницы банальности), отец  Борис рисует их портреты, предоставляя читателям решать,  в  чём именно его герои ошибаются, что мешает им жить по заповедям.  Имеющий уши – да услышит! И именно при таком «сотворчестве» с читателем и происходит его рост.  Перечисление  писателей,  пользовавшихся подобным  принципом и являющимися ныне гордостью российской культуры,  заняло бы не одну страницу.  Правда, чтобы оценить такой подход, нужен определённый интеллектуальный багаж, но ведь речь идёт о газете, выходящей в столице отечественной космонавтики. Однако,  увы,  и здесь находятся люди, что и Гоголя не читали…  Что же касается нашей газеты,  даря её номера представителям столичной творческой элиты,  я не раз выслушивала лестные отзывы о её высоком просветительском и интеллектуальном уровне.  Чтобы убедится в нелепости обвинений в адрес «Записок настоятеля», Вам достаточно ознакомится,  на Ваш выбор,  с любыми несколькими номерами газеты.
Подпись. Александрова
С уважением,
член Союза журналистов России,
Союза писателей Москвы,
Международного Художественного Фонда –
Елена Александрова (творческий псевдоним Светлана Попова).

20 апреля 2015 года.

/* ]]> */