Газета / Статьи

Пора покаяния

IMG_1721«Всему своё время, — сказал Екклесиаст. — Время плакать, и время смеяться… время разрушать, и время строить… время обнимать, и время уклоняться от объятий» (Еккл. 3:1;3-5). Есть время работать, и время отдыхать, но лишь для того, чтобы потом, соб­равшись с силами, снова приналечь. Однако нет и не может быть ни времени, ни благословения на расслабление духовное, что означает дезертирство. Христианин — это воин Хрис­тов. Его воинство — Церковь земная, воинствующая против общего врага, который, как известно, в отличие от нас не дремлет.

В пору Великого поста слова Проповедника приобретают особый смысл. То, что в прочие дни мы по беспечности теряем, сейчас должно стать объектом сугубого попечения. Так рачительный полководец, чтобы не утратить боеготовность, регулярно осматривает свои боевые полки, вооружение, проводит учения.

У христианина тоже имеется область неус­танного духовного попечения — его душа. Есть также разум и вооружённые силы — его воля. Великий пост назначается христианину, чтобы все эти составляющие вступили в соединение для восстановления утраченного богоподобия. По инерции воин на поле брани, тяжело раненный, ещё продолжает бег. Чтобы окончательно не упасть, нам и даётся Пост — для покаяния.

Хам, увидев наготу отца, уснувшего от выпитого вина в своём шатре, всего лишь засмеялся. Позвал старших братьев, Сима с Иафетом. Но те не разделили его веселья. Целомудренно повернувшись спиной, молча накинули на отца одежду и вышли из шатра. Все «трое были сыновья Ноя, и от них населилась вся земля» (Быт. 9:19).

По-разному повели себя братья, родоначальники обновлённой после Всемирного потопа человеческой цивилизации. Сим и Иафет поступили, как любящие дети, получили похвалу от отца и благословение Бога. Младший же, Хам, обратим внимание, тоже никого не убил, не оскорбил, ни с кем не подрался, просто чуть-чуть поступил по-хамски. И был проклят своим отцом и Богом (Быт. 9: 25).

Как часто мы на исповеди оправдываемся точно так же: «Ну, никого же не убил! Прос­то…». — И далее говорим о своих поступках, очень похожих на хамские, даже этого не замечая.

«Светильник для тела есть око. Если око твое чисто, то и все тело твое будет светло» (Мф. 6:22). Если на душе у тебя настрой покаянный, не замутнённый грехом (удаляющим тебя от Бога), то и сердце твоё будет чистым, и всё поведение твоё будет светлым и ясным.

Когда же «кошки скребут на душе» из-за нераскаянного греха, человек места себе не находит. Становится сам не свой: суетится, бросается из крайности в крайность, раздражается по всякому пустяку, повышает голос, с осуждением наскакивает на ближних, размахивает кулаками, сквернословит. Или, наоборот, замыкается, уходит в себя, во тьму своей тайной греховной страсти, ведущей в пропасть.

Однако и то, и другое — крайность. Чаще всего человек ничего особенного в себе не замечает. До поры до времени. Живёт, как все. Как привык. Обманывает? Да так, по мелочи. Без всякой видимой выгоды. Присваивает, что ему не принадлежит? Ну, может быть. Но не крадёт же, в самом деле! Так, если что приглянулось, тоже по мелочи. Вроде даже и ничейное. Сквернословит? Очень редко! И то, если случайно вылетит.

О том, что человек постоянно ждёт похвалы, завидует, что хвалят не его, а другого, раздражается на ближнего, осуждает, радуется, если этот ближний попадёт впросак, и огорчается его успехом, — всё это вообще остаётся за бортом: экая мелочь. Ведь не убил же никого, не зарезал!

Не понимает человек лишь одного: всякое количество грехов, даже самых «невинных», если их вовремя не поврачевать покаянием и исправлением, постепенно, превышая некую «критическую массу», переходит в новое качест­во. Всякий грех — это незаметная язвочка духовная на теле души. Она-то и болит, когда, как нам кажется, «кошки на душе скребут». Духовное падение, допущенное и оставленное без врачевания, пускай даже самое «невинное», неизбежно ведёт к недугам телесным, вплоть до саморазрушения. Сначала опус­каем молитвенное правило, и — начало положено. Остальное враг дополнит.
Верующему — хорошо. Он быстро понимает, что к чему. Не ждёт, когда болезнь из невидимого плана перейдёт в видимый. Когда идти ему придётся не к священнику на исповедь, хотя и это никогда не лишне, а уже к врачу по телесному профилю, терапевту или онкологу.

Вот для чего верующему человеку, воину Христову, нужен пост. Во время поста очень удобно приглядеться к своему арсеналу, доспехам, вооружению. Всё ли на месте, в порядке? Где что подлатать, исправить.

«Да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела» (Мф. 5:16). Вот это нам очень по душе — выставлять наши доб­рые дела напоказ. Чтобы нас похвалили. А может быть — и вознаградили, почему бы и нет? Нам в голову не придёт, что любой, даже самый рядовой святой на нашем месте сделал бы не только то же самое, а в тысячу раз больше, и никогда не вменил бы себе это в заслугу!

Себя мы несём людям как подарок и уже заранее ждём похвалы и вознаграждения. Гос­подь же нас учит самим нести людям дары, те самые, что должны истекать неиссякаемыми струями «живой воды» (Ин. 7:38): «любовь, радость, мир» (Гал. 5:22) и насыщать ближ­них.

К Великому посту мы приближаемся через так называемые подготовительные недели — воскресные дни с евангельским чтением о Мытаре и Фарисее, Блудном сыне, Страшном суде, об Адамовом изгнании. Эти притчи — всего лишь напоминание, подсказка нам, что именно мы должны рассмотреть в своей душе и исправить. Все эти притчи Гос­подь преподнёс нам, чтобы косвенно, безобидно, говоря в третьем лице, будто о ком-то постороннем, каждому из нас показать на закрытую дверь Царства Небесного, которую нам ни за что не одолеть, если не покорим в своей душе Фарисея Мытарю, а отцу — Блудного сына. Если заблаговременно и со смирением не простим всех обидчиков своих и сами не вымолим у них прощения!

Но это всё мы никогда не сумеем выполнить, как бы ни старались, как бы ни напрягались, привставая даже на цыпочки, если не выполним одного условия. Нам надо вслед за Иисусом, безвинно распятым, полюбившим Своих распинателей и в момент распятия умолявшим Отца простить их и не вменить им в грех творимого злодеяния, тоже сораспяться вместе с Ним, полюбив наших обидчиков и от всего сердца простив их.

Оздоровление души возможно только через сердечное сокрушение (Пс. 50:19), смирение и искреннее покаяние. Через возвращение к заповедям Божиим. «Без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5), — сказал Гос­подь. И начинать надо с себя. Ни в коем случае не трясти ближнего за грудки с призывом покаяться и не обводить вокруг себя кружок святости, мол, «я-то в порядке, покаялся, очистился от грехов. Теперь их очередь, пусть исправляются!»

Возрождение человека непрестанно предваряется покаянной молитвой блудного сына, обращённой к Богу: «Согрешил против неба и пред Тобою… прости!» (ср. Лк. 15:18) и завершается благодарением Бога и ближних как итог пребывания человека на земле.

Настоятель храма протоиерей Борис Куликовский
13 марта 2016 года

/* ]]> */