Газета / Статьи

Семейное счастье

Пожалуй, не найдётся такого человека, вступающего в зрелый возраст, которого не волновал бы вопрос о семейном счастье. Каждый, конечно, по-своему решает этот вопрос, на то ему и дана свободная воля.

Однако очень часто со своей свободной волей человек попадается «на удочку» лукавого и ещё в земной жизни начинает испытывать адовы муки. Ещё в бытность Адама с Евой дьявол искусил человека вопросом: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 3:1). Точно так же и фарисеи пытались искушать Христа: «По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?» (Мф. 19:3).

Господь ответил: «Оставит человек отца своего и матерь свою, и прилепится к жене своей, и будет одна плоть» (Быт. 2:24; Мф. 19:3-5). В таинстве венчания.

Такова воля Бога, желающего человеку счастья.

Хотя Церковь признаёт введённое в нашей стране брачное соединение через ЗАГС, но хорошо, когда такое соединение  освящается ещё и таинством венчания на Небе.
Между тем фарисеи настаивали: «Как же так? Ведь Моисей заповедал давать людям «разводное письмо» (Мф. 19:3), чтобы они были свободны: хотели — сходились, хотели — расходились». Кстати, у нас поныне действуют аналогичные законы: приходит пара в ЗАГС, расписываются, немного погодя — разводятся. Соединяются снова и снова разводятся, и так по много раз. По статистике, у нас больше половины брачных союзов, заключённых через ЗАГС, распадаются.

В чём дело?

Мы не будем окунаться в историю грехов древности, во избежание которых Бог дал Моисею десять заповедей (Исх. 32: 16; Втор. 9:10), известных теперь как Закон Моисея (Ин. 7:19). Обратимся к нашему сегодняшнему сознанию.

Живой пример: жена не слушается мужа. Перечит ему. Уж не говорим, бьёт его, хотя и такое не редкость. То есть, нарушается заповедь, данная на вечные времена: «Жена да боится мужа своего» (Еф. 5:33). И вот приходит такая женщина на исповедь. Спрашиваешь: слыхала ли она про такую заповедь? Оказывается, слыхала. А как она  её понимает? «Надо бояться мужа, потому что он может молотком ударить или запустить утюгом». Как видим, полное непонимание сути божественных установлений. Результат — разрушение семьи.
Когда мы любим, не важно, кого: мужа, жену, детей или родителей, мы содрогаемся от одной мысли огорчить того, кого мы любим. Если нужно сообщить ему какое-то горестное, неприятное известие, мы ломаем голову, как подготовить своего близкого, чтобы сообщением этим не огорчить, не расстроить его, смягчить удар. Это — если мы любим.

Если же мы любим только себя, то и нет у нас никаких ограничений. Мы не церемонимся с нашими ближними, беспощадны с ними. Естественно, в этом случае наше семейное соединение зыбко и недолговечно.

Вот и приходит жена вся в слезах: муж ушёл из дома. Дети остались, одному три, другому — пять лет. «Давно ушёл?» — «Полгода». Думаешь, пораньше бы пришла! «И что же, к другой ушёл?» — «К родителям»! —   «Муж любит детей?» — «Любит». Развода ещё нет. Но к этому всё движется. «Ну, а ты, жена, любишь ли своего мужа?» Любит! Потому и пришла сюда.

Почему же ушёл муж, если его дома любят?!

Ответы бывают разнообразные. Но суть одна: во всём  виноват ОН, муж. Она — нес­частная жертва. Вместе с детьми.

Однако выясняется: муж и до сих пор любит её! Но — ушёл.

Оказывается, в самом деле муж пьёт. Это, конечно, ужасно. Но, опять-таки, какая причина? Что, за алкоголика шла замуж? Нет. Значит, живя с тобой, запил? Вспомни-ка, а ведь, и в самом деле, весело было поначалу, когда вместе пили? Сначала с друзьями, потом и одни, вдвоём, дома. Чокались, ты сама же ему и подливала. Тебе даже нравилось, что он такой весёлый, когда выпьет, неуклюжий… нравилось ведь, вспомни?

Нехотя и с оговорками, но при­поми­нает — было!

Дальше — больше. Вместе пустились в «страну далече» (Лк. 15:13), в страну греха. Взявшись за руки. Ты, кажется, сама же мужа своего и вела туда. А потом спохватилась: ах! Не туда зашли. «Я больше не хочу!» — и отдёрнула руку. А муж твой озирается: «Как так? Вместе сюда шли, в эту „страну греха”. И вот я один. А ты где?»

Вместо того чтобы, как «в страну далече» шли в согласии,  рука об руку, так же любовно, осторожно и назад вдвоём выбираться, ты теперь на него же и обрушилась: «Такой-сякой, пьяница!» и прочее. А потом  и вовсе пяту на него подняла, на мужа своего!

Что ж, муж терпел-терпел, назвал тебя «предательницей» да и подался вон из дома. Распалась семья. С этой бедой и пришла женщина теперь на исповедь.

Будущее семейное счастье зарождается с первого дня, как только оба поймут: «Это — Он!» и «Это — Она!» и вместе пустились в плавание по океану жизни. На чём же они поплыли? На утлом плотике, который чуть покачивается под ними на волнах. Так приятно! Это пока плотик  ещё недалеко от берега. Но со временем его предстоит превратить в мощный корабль, которому не страшны будут никакие житейские бури. А бури неизбежны: зависть, клевета, соблазны — эти хищные акулы будут подкарауливать пловцов каждое мгновение, чтобы опрокинуть корабль и похитить их семейное счастье. Как же спастись от них?

Бог дал мощнейшую защиту — заповедь: муж «любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5:33). Бояться надо не только оскорбить мужа, не только причинить ему боль, но даже просто расстроить его, сделать ему неприятность. Вот какой накал любви должна испытывать жена к своему мужу всегда. «Бояться» огорчить его.
Если же такой любви нет, никакие юридические союзы не удержат семейный корабль на плаву. Потонет. Сейчас, например, заключают так называемые брачные контракты. Но это к семейному счастью никого отношения не имеет. Смысл его: если мы разведёмся, то шкаф — тебе, а стол обеденный — мне. Это — вместо того чтобы сказать друг другу: «Я люблю тебя навеки».

Самое главное, что отсутствие любви влечёт за собой страдание детей. Часто ссора происходит в семье, когда жена носит ребёнка в своём чреве. Ругаются супруги. Не понимают, что их уже не двое, а трое, и всякое грубое слово бьёт наотмашь младенца, которого они, может быть, ждут и любят, но не доходит до их ра­зума, что они сами убивают своего ребёнка.
Кстати, и наши законы не защищают таких детей. Детей во чреве матери они как не видели, так и не видят. Они запрещают в мирное время убийство. А вот ребёнка во чреве матери — пожалуйста, убивайте на здоровье! Ребёнок во чреве — никакой не ребёнок. «Плод»! Вроде как груша. Который можно сорвать, выбросить, уничтожить. Поэтому это никакое не убийство! Всего лишь «невинный аборт».

Семейные пары, сознательно совершающие такое злодеяние, понимают это или нет, — наносят своему семейному кораблю страшную подводную пробоину, которую пока не ощущают, но которая может стать серьёзной причиной его крушения.

Бог дал нам заповедь: любить (Мк. 12:30‑31). Эта заповедь универсальна. Она работает всегда и во всех сферах жизни человека: в бизнесе, на трудовом фронте, даже в военное время. Но нигде исполнение этой заповеди не бывает настолько плодоносно, как в семейной жизни, где зарождается сам человек, где главным образом он и формируется как личность. Ошибочно мы иногда полагаем, что основой нашего семейного счастья является материальное благополучие. Или прочное карьерное устроение. Или какие-то «крыши» и прочее. Увы, народная мудрость подметила: «богатые тоже плачут».

Невольно оторопь берёт: в чём же залог вот этого неуловимого семейного счастья, за которым человек может гоняться всю жизнь, но так  его и не достичь? Отчего человек, вмес­то того, чтобы быть счастливым, страдает?

Ответ простой: от путаницы в сердце и голове. Люди плачут, гадая, как жить? А отгадка на поверхности: надо любить. Потому что только любовь может превозмочь всё, что мешает нашему счастью. Любовь «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит» (1Кор. 13:4-7).

Поэтому вернёмся незамедлительно под сень законов  Моисея и Нового Завета, во­оружившись заповедью любви: «Да любит муж жену, а жена да боится мужа своего любовным страхом».

И будем счастливы!

Протоиерей Борис Куликовский

/* ]]> */