Газета / Статьи

«СЛЕДУЙ ЗА МНОЮ»

В завершение Своей земной миссии Иисус Христос приближался к Иерусалиму, чтобы на Голгофе добровольно принять крестные муки. Огромная толпа, как обычно, окружала Его. Помимо учеников, здесь были больные, страждущие исцеления, любопытствующие, чтобы своими глазами увидеть от Него какое-нибудь чудо, и книжники с фарисеями в надежде подловить Иисуса на слове и донести на Него.

Из толпы подходит к Иисусу некий человек «из начальствующих» и говорит: «Учитель Благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 18:18).

Ученики замерли: что скажет Учитель? Они тоже мучились этим вопросом, но сами спросить боялись. Иисус ответил: «Всё, что имеешь, продай и раздай нищим… и следуй за Мною» (Лк. 18:22).

Человек отошёл, опечаленный, так как «был очень богат» (Лк. 18:23). Иисус же, глядя ему вслед, заметил: «Трудно богатому войти в Царство Небесное…, удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19:23-24).

Ученики в замешательстве: «Кто же может спастись?» (Мф. 19:25).

Не будем греха таить: и мы смущены ответом Иисуса. Потому что мы все тоже, хоть чем-то, да владеем. У кого-то есть дом, у кого-то – квартира или комната, каморка, наконец, которой он дорожит. А где ещё жить? В большинстве своём все мы семейные, особенно городские жители, есть дети, престарелые родители. И что теперь, всё это бросить, «продать и раздать» кому попало?!

Лучше всех наше недоумение выразил Пётр: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Мф. 19:27).

Пётр понимал, что говорил. У него был дом, тёща (Мф. 8:14). Возможно, были жена и дети. Так что ему было, что терять. Вопрос стоял лишь — ради чего?

Иисус всё это видел. Как видит Он сегодня и наше «богатство», которым мы дорожим: наши семьи, родители, дети. Что, всё это «богатство» нам надо ради Царства Небесного «продать и раздать нищим»? Чтобы оно было возвращено нам в Небесном Царст­ве? (Лк. 18:29).

Если буквально, то да, так требует Евангелие. Но главное-то — дальше: тот, кто выполнит это условие, получит «гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной» (Лк. 18:30)!

Как не вспомнить здесь Авраама, которому Бог, проверяя его верность, повелел принести в жертву единственного своего сына Исаака (Быт. 22. 1-9).

«Ну, да, — говорим мы. — Так то ведь был Авраам! Святой! Куда нам до него!»

То есть слова Евангелия нас почему-то не очень убеждают. Почему-то убогое, по сравнению с Царством Небесным, наше сегодняшнее богатство, наши родные и близкие, наш дом, который мы строили долго и мучительно, чтобы там было тепло и уютно нашим детям и родителям, — нам ближе и дороже.

Оказывается, потому, что это — наша малая родина, и другой мы не знаем. Мы любим и дорожим этим нашим земным «богатством», как подлинным сокровищем. Преданно служим ему и готовы защищать его, свою малую родину, своё сокровище, «не щадя живота». Мы верны ему. И, нам кажется, Гос­подь оценит нашу верность: «верный в малом и во многом верен» (Лк. 16:10)!

Но однажды наступает момент, и мы вдруг обнаруживаем в себе какую-то перемену. Точно услышали укоризненный голос Спасителя: «Не привязывайтесь к земным ценностям», «не собирайте себе сокровищ на земле…, собирайте … на небе…, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:19-21).

Наше сердце – это то, что перейдёт из земной жизни в вечность: то ли в Царство Небесное, то ли…

Нет-нет, мы желаем только в Небесное Царство! Мы рассчитываем из нашего сегодняшнего уютного домашнего «царства», из «малой родины», где мы окружены родными и близкими, в положенное время переселиться непременно в Царство Небесное, и никуда больше! Переселиться прямёхонько в жизнь вечную и там справить своё новоселье в Царстве Христовом с Его бессребрениками, мучениками и прочими преподобными.

А разве нельзя? Появились сомнения? Или компания святых нам не по вкусу для празднования новоселья? Но другой-то там просто нет, в Царстве Небесном. Ах, мы засомневались, примут ли нас в своё общество мученики и бессребреники? Обязательно примут! Не потерпят, а рады будут принять. Нам казалось, что на земле они через силу, скрипя зубами и проклиная свою судьбу, переносили и холод, и голод (денег-то не было у них в земной жизни, ведь бессребреники!), и муки (а то как бы стали мучениками?). А на самом деле — с радостью и благодарением!

Всё это они прошли в земной жизни, если кратко сказать, — ради Христа! Очень просто: полюбили Христа — и вот эта любовь дальше пошла у них на всю жизнь. И мучения они полюбили, и холод, и голод. Не сразу, может быть, всё в полной мере свалилось на них (хотя, у кого как), но — по усмотрению Божию. Их делом было полюбить лишь выбранный путь, а меру терпения им устанавливал Бог. Так постепенно Бог вводит своих верных в их подлинное вечное достоинство мучеников и преподобных. А родители — как закаливают своих детей, пока те маленькие? Правильно, сначала тёпленькой водичкой, потом попрохладней и уж потом только — ледяной душ. Потому что любят своих детей. Они же такие хрупкие. И когда вырастают, они возвращают любовь родителям.

Так и Бог любит нас, Своих детей. И ждёт, когда мы вырастем. И Бога полюбим. Не торопит нас. Бог долготерпелив. Когда родитель держит на руках младенца, тот может его и за волосы цапнуть, и ножкой толкнуть. А родитель – что делает? Целует его! Увы, и мы, к сожалению, то и дело досаждаем Богу вольно и невольно. И Бог тоже терпеливо ждёт, когда мы подрастём и образумимся.

А мы – сомневаемся в Боге. Так ли Он сказал, как нам хочется? Можно ли положиться на Его слова? Не обманемся ли мы?

Вот и вся проверка нашей веры. Доверяем мы Христу или не доверяем?!

Доверяем, доверяем, Боже, спаси и помилуй! Конечно же, доверяем. Вернее, очень хотим доверять. А ещё вернее, мы – на пути к этому доверию. Мы, точно первоклассник-начинашка, который старательно учится на косых линейках выписывать начальные завитки букв «Л» и «М» в надежде овладеть искусством письма. А потом он будет из кубиков складывать на полу крепости. Чтобы, сам того не заметив, наконец из игры войти в жизнь взрослую. Это Господь тоже видит и радуется тому, что видит. Кого чуть-чуть впереди, кого сзади, неважно. Кто скажет о себе, что он уже постиг тайну Царства Небесного, которое внутри нас? Когда даже Пётр вдруг заинтересовался вознаграждением за свою преданность Христу! Что же говорить о нас?

Мы все на пути. От беспечного неверия, через маловерие с усилием пробираемся сквозь заросли и топи соблазнов и искушений на твёрдую тропу веры, ведущую к подножию той Горней страны, где на самой вершине нас ожидает Спаситель.

Господь не удивился маловерию Своих учеников, как не удивляется и нашему. Он верит, надеется и изо всех сил старается подбодрить нас. Поэтому после Своих загадочных слов «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдёт в него» и «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:17;27), Господь счёл нужным обнадёжить Своих маловерных учеников, а заодно и нас, ещё одним разъяснением Своего обещания вознаградить тех, кто последует за Ним в этой ещё, земной, жизни (Лк. 18:29-30).

Обещание возвратить нам всё, чем мы в земной жизни пожертвуем ради Него, Спаситель дарит нам, маловерам, как палку слепому, чтобы мы хотя бы с места стронулись и в дальнейшем не претыкались о своё маловерие. Всё возвратит нам в земной ещё жизни, «в сие время». И даже «гораздо более» того, чем мы пожертвуем!

Мы часто видим, как хозяева утром или вечером выгуливают около дома своих собачек. У кого на поводке, а то и в наморднике, у кого рядом идёт смирно. Мы любуемся такой собачкой: «какая умная»! Потом догадываемся: вся эта «умность» — дело кропотливой дрессировки. Нужно ли Христу такое же «умное» наше следование за Ним?

Видим и терпеливого родителя, как он за руку ведёт по тротуару сынишку. Тот то и дело дёргается, норовит вырваться и выбежать на мостовую. А навстречу им идёт другой папаша и тоже с сынишкой, и этот смирно идёт рядом, что-то лопочет, отец ему отвечает. Беседуют. Можно сказать: отец идёт, а сын следует за ним.

Мы гадаем: какая сила удерживает этого малыша подле отца и почему он не убегает? Это может быть, например, уговор: ты иди послушно, придём – дома получишь конфету. Может быть и угроза: только попробуй убежать – выпорю!

А может быть любовь. Даже и не пытайтесь оторвать такого сына от отца. Не выйдет!

Итак, «следуй за Мной».

Какой же силой три с половиной года Иисус водил Своих учеников по Иудее и теперь всех нас зовёт к Себе?

Пока ученики ходили с Иисусом, им ещё только очень хотелось Его полюбить (Ин. 8:42; 14, 28). Но когда полюбили, они по самой высокой мере любви последовали за Христом: отдали за Него жизнь (Ин. 15:13).

Настоятель храма протоиерей Борис Куликовский

/* ]]> */