Газета / Статьи Проповеди

Сретение

Проповедь настоятеля храма протоиерея Бориса Куликовского 15 февраля 2013 года

Встреча! Какое волнующее, многообещающее слово! Обычно сразу вызывает духовный подъём, невольно начинаешь приводить в порядок мысли, чувства, особенно если речь идёт о событии, встрече, означающей открытие новой страницы жизни.

Ну, как не помечтать о такой встрече?!

Каждый может припомнить: знал, видел, по крайней мере, слышал о супружеской паре, прожившей сорок, пятьдесят, а то и больше лет — в мире, совете и любви. И что интересно: они ведь и дальше так пошли, в вечную жизнь, рука об руку. В согласии и любви. Надо же, как бывает, счастливчики!

Да, мы их увидели в зените земной славы, счастливчиками. Мы не видели их день за днём все эти сорок, пятьдесят и больше лет (нас просто тогда ещё на свете не было). Мы захватили только результат. Мы не знаем, из чего складывались и сложились их долгие земные десятилетия, как взлётная площадка в вечную жизнь. Не видели и не знаем, как они день за днём ждали (кто из них меньше, кто больше?) друг друга в свой завтрашний день, индивидуальный для каждого и общий для обоих, как верили, обнадёживали друг друга — и ждали! Ждали, оказывается, всю жизнь эту свою окончательную встречу и встретились! Мы тому свидетели.

Сегодня мы празднуем совершенно особое событие-Встречу. Мы почтительно склоняемся перед праведным Симеоном Богоприимцем за его долгое и многотрудное послушание — ожидание Встречи с Христом!

Как мы уже знаем, Встреча эта должна была произойти в строго определённом месте и в положенное время.

Так, ровно сорок дней назад мы с благо­говением наблюдали, как для Своего Рождества Христу потребовалось в материнской утробе проследовать не ближний (сто с лишним километров) путь из Назарета в город Давидов Вифлеем. Иначе совершенно невозможным образом нарушилось бы пророчество: «Вифлеем… из тебя произойдёт Вождь, Который упасёт народ Мой Израиля» (Мих. 5, 2).

И вот сегодня в награду за подвиг 300-летнего ожидания и готовность, в доказательство своей верности, ждать и ещё дальше, праведный старец Симеон, во исполнение уже другого пророчества (Ис. 7, 14), входит, наконец, в Иерусалимский храм для предуготованной ему Встречи с Богом.

Согласно Преданию, почти за триста лет до самой Встречи египетский царь Птолемей Второй Филадельф (309–246 до н. э.), основатель знаменитой Александрийской библиотеки, заинтересовавшись историей еврейского народа, пожелал иметь у себя Библию. Но, подержав в руках, он вынужден был отложить её в сторону, так как не владел еврейским языком. И он мудро рассудил, что Биб­лия заслуживает, чтобы её перевели с еврейского языка на греческий.

Были приглашены семьдесят наиболее образованных израильтян, в число которых вошёл и «виновник» сегодняшнего праздника, молодой Симеон, которому по жребию достался перевод книги пророка Исаии. Когда же он дошёл до слов упомянутого выше пророчества: «Се, Дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» (Ис. 7, 14), он усомнился. «Ну, явная ошибка! Как девица может родить ребёнка?» И только было взял нож поправить Священное Писание — вместо «Дева» поставить слово «жена», как тотчас явился ему Архангел Гавриил со словами: «Оставь, Симеоне, здесь всё правильно. И ты своими глазами увидишь пророчество исполненным!».

На память невольно приходит событие, связанное с рождением Иоанна Крестителя. Тогда священник Захария тоже усомнился в пророчест­ве Архангела Гавриила, что у него родится сын. «Я стар, — возразил он Ангелу, — и жена у меня бесплодная» (Ср. Лк. 1, 18). В результате для своего вразумления он лишился дара речи на долгие девять месяцев, как и обещал ему Гавриил, до дня исполнения пророчества.

Здесь же мы видим несколько более долго­временное пророческое предсказание и повеление Симеону как истинному иудею ожидать Спасителя, Утешения Израилева.

Мы знаем, ожидание ожиданию рознь. Одно дело ожидать морозным вечером на платформе поезда, который опаздывает на минуту, две, полчаса… — но придёт же! Да и Захария, конечно, тоже за своё недоверие испытал неудобства не шуточные. Но ведь тоже — с обозначенным сроком!

Совсем иная картина с Симеоном. Ему было сказано просто: жди!

По малодушию своему человек иногда просит: «Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой» (Пс. 38, 5).

Представим себе бегуна на дистанции. Никаких посредников. Беги себе, распределяй силы, как знаешь, поглядывай лишь на секундомер в руке: тут весь твой срок! И бегун сверяет с ним дистанцию «века своего», с секундомером. Любой человек в минуту слабости тоже выпрашивает у Бога «секундомер»: «число дней», «дистанцию», чтобы дальше самому уже, без Бога — Истинного Хозяина жизни, по своему разумению «похозяйничать» у себя и расслабиться: «Вон, сколько ещё бежать, конца не видно! Ешь, пей, душа, наслаждайся вволю! А там ближе — поднатужимся, покаемся, — и финиш наш!» (Ср. Лк. 12, 19).

Представляем себе, как Симеон, оправившись от первоначального смущения, всё-таки обрадовался: удостоился увидеть Ангела! Час­то приходится слышать: к этому ночью является «угодник Божий», беседует, нахваливает. «Ты, — говорит, — на хорошем счету у Бога, молодец, продолжай так — и спасёшься!» А к этому — «Сама Божия Матерь приходит и с ангелами»! Спросишь, а когда последний раз тот и другой исповедовались, причащались? Не вспомнят! «А зачем?» Им даже невдомёк, что общаются с бесами!

Симеон же действительно видел и слышал Ангела! А потом, это ж какое счастье ему было обе­щано: встретить Родившегося Бога!

С того самого дня у Симеона начался новый отсчёт времени.

У каждого человека в жизни случаются потрясения, после которых он, независимо от своей метрики или паспортных данных, начинает параллельный отсчёт лет своей жизни. Это может быть его клиническая смерть, переживание которой никогда не изглаживается из памяти, или ещё какое-нибудь из ряда вон выходящее событие. У Симеона таким событием стало явление ему Архангела Гавриила.

Вся его тайная, духовная жизнь отныне начинает кристаллизоваться вокруг вот этого главного, капитального стержня-события, ожидающего его, — Встречи с Богом. Сюда обращены его помыслы, молитвы, воздыхания.

И здесь же началось истинное испытание Симеона на верность. Ведь ученики тоже с беспокойством спрашивали Иисуса: «Когда?» (Мф. 24, 3; 36; 42), и тоже не получили ответа. Временщики Богу не нужны.

Верность — это, оказывается, не «когда». Верность — это ВСЕГДА.

Богу важно не количество. Он смотрит в нашу душу и даёт кажому, кому день один, кому тысячу лет.

Симеону Богоприимцу Господь «отвёл» триста лет. Движимый Святым Духом он именно в этот день, сороковой от Рождества Бога-Человека, явился в храм Иерусалимский, чтобы принять Его в старческие объятия и в праведном своём человеческом изнеможении произнести чудесные слова, ставшие впоследствии молитвой, без которой теперь не обходится ни одна церковная служба: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2, 29–32).

Блажен человек, который на исходе из земной жизни припомнит эту молитву или хотя бы её ключевое слово «с миром…» и дополнит, обратившись к Творцу: «И благодарением!» — уже от щедрот своего собственного любвеобильного сердца.

/* ]]> */