Газета / Статьи

Святые жены-мироносицы

Когда один законник спросил Иисуса: «Какая наибольшая заповедь?», Иисус ответил: «Да лю´бите друг друга» (Ин. 15:12). Только благодаря этой Заповеди удерживается Вселенная от распада, и мы живём на земле.

Мы удивлены: при чём здесь любовь? Разве не ответственны за сохранение жизни на земле такие достоинства личности человека, как его ум, смекалка, образованность, воспитанность, наконец, его общая эрудиция? Ответственны. Но именно любовь — непреложное условие. Потому что Господь есть Любовь (1Ин. 4:8). И когда за несколько дней до Распятия ученики спросили Иисуса: «Какой признак Твоего пришествия в мир и кончины века?», Он ответил: «Во многих иссякнет любовь», — и продолжил: перед Его Вторым пришествием «солнце померкнет, луна не даст света своего, и звёзды спадут с неба, и силы небесные поколеблются» (Мф. 24:3,12,29).

Но сначала во многих иссякнет любовь…

Жены-мироносицы были движимы любовью, когда чуть свет отправились на Гроб Господень. Они не задумывались и не рассуждали, кто Он, действительно ли Бог, или Пророк, или ещё кто-то? Какое им дело, как и что люди думают о Нём? Они Его любили.

Апостолы тоже три с половиной года ходили за Иисусом, слушали, и вразумлялись Его учением, но в самую ответственную минуту струсили и разбежались. Почему? Впрочем, Он это с горечью и предсказал им на Тайной Вечери: «…наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного» (Ин. 16:32).
Господь насквозь видит нашу душу. Только смотрит на неё не холодным взглядом постороннего наблюдателя, но как чуткий любящий Родитель, по нашей молитве, подкарауливая и «оживляя» (Пс. 118: 156) её после каждого греховного умирания. Он ведёт душу человека Ангелом-хранителем через всю земную жизнь до полного (насколько душа способна) созревания в ней плодов Святого Духа (Гал. 5:22).

На пути к Иерусалиму Господь только-только что, уже в который раз, повторил ученикам, что добровольно идёт отдаться в руки грешников. Они Его будут мучить, убьют, но Он в третий день воскреснет. И тут же спрашивает: «А вы что сейчас обсуждали по дороге?» Апостолы смущённо опустили глаза. Им стало стыдно. Они гордились друг перед другом и спорили, кто из них больше (Мк. 9:34)!

Гордость, как ничто другое, оглупляет человека. Свидетельствует о его потенциальной трусости, ненадёжности, склонности к предательству. Гордый человек заявляет о себе не то, что он есть на самом деле, но кем он хотел бы выглядеть в глазах ближних, а лучше — всего мира!

Потому-то и скорбел Господь, что «пришёл час Его перейти от мира сего к Отцу», час расставания с учениками, которых возлюбил, «до конца возлюбил их» (Ин. 13:1), но в их робком, всё ещё недоверчивом сердце не находил ответной любви.

Рядом с апостолами мы видим и жен-мироносиц. Многих из них Господь исцелил (из Марии Магдалины изгнал семь бесов), и ни одна из них не гордится, не превозносится. Потому что любят Иисуса. Вот каким чудодейственным свойством обладает эта сила — Любовь!

Мироносицы: кто же они такие? Слабые женщины. Не было у них ни войска, ни охраны. Может быть, они не догадывались, какая страшная опасность их встретит сейчас у гроба? Не знали, что к пещере, где лежало Тело Иисуса, была приставлена вооружённая охрана от иудеев, тех самых иудеев, которые убили их Учителя? Отлично знали. Но они любили, и любовь их наделила бесстрашием! Похоже, они совершенно забыли о себе, о собственной безопасности. Они шли, хотя и плакали, убитые горем, несли ароматы, чтобы в последний раз послужить своему любимому Учителю. Помазать Его истерзанное Тело миром.

Мы же стараемся, в первую очередь, сами устроиться в жизни поосновательнее, создать себе здесь, на земле, прочную базу и укрепить её всяческим достатком, чтобы испытать елико возможно земное счастье.

При этом в своей земной круговерти забываем, что самое главное, что с нас спросится на Страшном Суде, это — любил ли ты по заповеди Христовой? И мы можем дрогнуть. Да, конечно же, скажем: «Любили!» Но ужас-то в том, что обычно мы любим лишь самих себя. Ну, конечно, ещё и ближних, которые нас нахваливают, лицемерят, возвышая нас. А тех, которые нас обличают, говорят нам в лицо горькую правду, мы ненавидим.

Все апостолы исповедали Иисуса Христом и присягнули Ему на верность (Мк. 14:30-31). Больше всех старался Пётр: «Если и все соблазнятся, но не я» (там же). Умный, будущий великий Первоверховный Апостол, превознёсся над всеми. Конечно, ему хотелось бы соответствовать той высоте, на которую посягнул. Но не удержался. Только единственный раз на страницах Священного Писания он сказал о себе правду: «Я человек грешный» (Лк. 5:8). Как и прочие ученики, духовно он был ещё слаб. Но если все помалкивали, тоже не сильно превосходя его в храбрости, то Петру Господь промыслительно дал упасть в пропасть своей гордыни на самое дно.

Это наука всем, кому свойственно думать о себе высоко. Трусость — верный признак беды отречься от того, кого любишь. Кого при дневном свете ты почитаешь, прилюдно превозносишь и кланяешься. Чтобы однажды из выгоды, или опасения за собственную безопасность не сказать про своего благодетеля, друга и защитника: «Не знаю этого человека, кто он».

По Воскресении Христа, слава Богу, Петру возвратится апостольское достоинство. Гос­подь трижды исповедует его. Но не спросит, осознал ли он своё предательство? Испытывает ли угрызения совести? Господь видел, что Пётр давно уже выплакал своё покаяние и понял, что означает «Я кроток и смирен серд­цем» (Мф. 11:29). Теперь Пётр кротко и смиренно ожидал себе приговора. Кончилась его безоглядная горячливость, зазнайство, самопревозношение. Гос­подь это принял. Поэтому с бесконечной любовью вынес Петру Свой приговор: смиренно Сам троекратно испросил у него, измученного неизвестностью своей дальнейшей судьбы, троекратного признания в ответной любви: «Симон Ионин! Любишь ли ты Меня?», и Пётр, «оскорбев», ответил: «Гос­поди! Ты всё знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21:15-17).

Мы тоже обращаемся к Богу со словами любви: «Мы хотим, Бог, любить Тебя! Но нам это тяжело. Ведь для этого нужно выполнять Твои заповеди. А мы не можем. Как хорошо было бы, просто так любить Тебя! Неужели Тебе этого мало?! Можно, мы все Твои заповеди как-нибудь «потом» исполним? — если Тебе это так важно».
Приятно лишь в уме считать себя любящим Христа, и утешаться этим.

Но Господь предупредил: «только тот, кто слушает и исполняет Мои слова, любит Меня» (ср. Мф. 7:24-27).

Эту заповедь выполнили ныне прославляе­мые жены-мироносицы, святые праведные Иосиф Аримафейский и Никодим, тайный ученик Христа, которые не побоялись после Его распятия прилюдно заявить о себе. Иосиф, «знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату и просил Тело Иисуса» (Мк. 15:43). Какое мужество! В то время, когда все проклинали, насмехались над умирающим на Кресте Богом, эти двое святых, по сути, исповедали себя первыми христианами!
Начнём же внимательно сравнивать себя с ними, как бы ища разницу, которую, если найдём, будем с плачем и горечью тщательно вытравливать из себя. Почему с плачем и горечью?

Да потому что грех, который и составляет эту разницу, уж очень привычно прилепился к душе. К телу своему мы то и дело приглядываемся, потому что обожаем его. Бдительно охраняем, чтобы ничего лишнего на нём не оказалось. Терпим, если и больно, но что-то приходится удалять. С душою же всё гораздо сложнее. Святые годами и десятилетиями очищали свою душу. И нам то же заповедали. Это необходимо, чтобы нашими стараниями и помощью Божией эта разница полностью исчерпалась.

Тогда, быть может, и мы невозбранно встанем рядом с прославляемыми ныне женами-мироносицами, праведными Иосифом из Аримафеи, Никодимом и со всеми прочими святыми в Царствии Небесном.

Проповедь настоятеля храма протоиерея Бориса Куликовского в день жен-мироносиц 15 мая 2016 года

/* ]]> */