Газета / Статьи

Тогда была война

Александра Алексеевна Сорокина22 июня – День памяти и скорби – День начала Великой Отечественной войны.

22 июня исполнилось 69 лет с того страшного дня, когда началась Великая Отечественная война. В мае мы чествовали победителей, славили ветеранов. Немного их уже осталось. Но живут среди нас и те, кто хорошо помнит военное лихолетье в тылу. Были они тогда детьми, но память сохранила многое: и саму войну, и горе, которое она принесла, и тяжелые послевоенные годы, когда им тоже довелось помогать стране подняться из руин.

22 июня – День памяти и скорби – День начала Великой Отечественной войны.

22 июня исполнилось 69 лет с того страшного дня, когда началась Великая Отечественная война. В мае мы чествовали победителей, славили ветеранов. Немного их уже осталось. Но живут среди нас и те, кто хорошо помнит военное лихолетье в тылу. Были они тогда детьми, но память сохранила многое: и саму войну, и горе, которое она принесла, и тяжелые послевоенные годы, когда им тоже довелось помогать стране подняться из руин.

Давайте послушаем, что помнят о тех днях старейшие прихожанки нашего храма.

АЛЕКСАНДРА АЛЕКСЕЕВНА СОРОКИНА, 78 лет

no images were found

Когда все это началось, отца сразу взяли на войну. А нас у мамки — пятеро детей, одна еще на руках. Провожаем папку, за мамку ухватились, все ревем. Висим на ней, как на лестнице.

Война застала нас в деревне в Воронежской области. Отец только-то одно письмо и прислал. На этом все закончилось. Больше мы его не видели и не слышали.

А есть-то надо было и младшеньких кормить. Я училась хорошо. А потом пошла в Москву работать, домработницей.

Долгая жизнь у меня получилась. Потом мы переехали в Костино, купили полдомика у одной бабушки.

13 января 2000 года я самой первой пришла в церковь, что была в доме Крафта. Мы все хорошо знали батюшку Бориса, вот мы и прибежали, как церковь открылась. Рады были, не знаю как.

А про войну никак не забуду. Наделала она делов…

АЛЕКСАНДРА НИКИТИЧНА МИХЕЕВА, 87 лет

no images were found

Я все думаю о том, что Господь терпит и бережет меня. Ведь война застала нашу семью в деревне между Орлом и Воронежем. А вы же знаете, какие там битвы были.

Было нас у мамки шесть девок и два мальчика. Прокорми-ка такую ораву…

Всю войну были под немцем. Но у нас он особо не безобразничал. В нашем доме кухня была для немцев. Нас не обижали. Больше того, «наш» немец был какой-то особый. Он нас сам на лошади в телеге возил в церковь! А когда стали увозить народ в Германию, «наш» немец помог нам убежать. Мы все в погреб по­прятались.

Мы тогда были еще не очень разумные и не все понимали. Просто принимали это как должное. А теперь вспоминаю: это было чудо. Дай Бог тому немцу «нашему» спасения!

А утром заговорили «катюши». Смотрим, по чистому полю танки идут. А потом голоса услышали. Наши! Мы плакали.

Всю жизнь работала. Добром вспоминаю колхозную жизнь. Помню, как землю пахали. Лемеха блестели, как зеркало. Помню, как хлеб убирали. Какой тогда богатый и тяжелый был ржаной колос!

Конечно, и про Бога не забывали. Молились. Любим мы ходить в свой храм.

РАИСА ВАСИЛЬЕВНА ПОМЕХИНА, 79 лет

no images were found

Всю войну я провела в Тамбов­ской области. Война нас бомбежками да стрельбой не коснулась. А горя и тягот принесла много, как всем людям в России. Отец у нас рано умер. И я с одиннадцати лет работала в колхозе. Все работы, которые по силам мне были, делала.

А потом выучилась в Москве на спайщицу, сорок лет проработала.

Жила я с бабушкой. Она все молитвы знала и меня научила. И раньше, и теперь хожу в церковь с удовольствием.

Вроде бы ничего необычного не рассказали наши бабушки. Но если вдуматься, именно и на их детских руках, на их светлых душах вставала из послевоенной разрухи наша страна и подмосковное Костино.

Подготовил Всеволод ЕФИМОВ

/* ]]> */