Газета / Статьи Память

Утраченные святыни Москвы

]История столицы неразрывно связана с православными святынями. О каждой улице в центре города можно писать отдельную книгу — столько памятных нам событий связано с сердцем Москвы. И почти в каждой такой книге будет глава, посвящённая православным святыням. Одни сохранились до наших дней, другие были воссозданы, третьи, к сожалению, исчезли навсегда.

no images were found

no images were found

История столицы неразрывно связана с православными святынями. О каждой улице в центре города можно писать отдельную книгу — столько памятных нам событий связано с сердцем Москвы. И почти в каждой такой книге будет глава, посвящённая православным святыням. Одни сохранились до наших дней, другие были воссозданы, третьи, к сожалению, исчезли навсегда.

Если говорить о воссозданных святынях, то любой россиянин назовёт в первую очередь храм Христа Спасителя. Его создание продолжило древнюю традицию обетных храмов, возводившихся в знак благодарности Богу за дарованную победу и в вечное поминовение о погибших. На стенах которого были начертаны имена русских офицеров, павших в войне 1812 года. Разрушенный в 1931 году, он был воссоздан в 1994–1997 годах.

Жаль, далеко не у всех святынь оказалась столь счастливая судьба. В 30-е годы, когда старая Москва планомерно и жестоко разрушалась, многое было утрачено безвозвратно. Персональную ответственность за разрушение Москвы несет известный политический деятель тех времен Лазарь Каганович. Консультировал его архитектор Моисей Гинзбург, который, не таясь, говорил, что следует «не делать никаких новых капиталовложений в существующую Москву, а лишь терпеливо дожидаться естественного износа старых строений, исполнения амортизационных сроков, после которого разрушение этих домов и квартир будет безболезненным процессом дезинфекции Москвы». Напомним, что речь шла не о ветхих трущобах городской бедноты, а об исторических памятниках русского зодчества!

Мнение Гинзбурга подкреплялось главным экспертом плана реконструкции Москвы архитектором Ле Корбюзье, который выступал с инициативой оставить лишь Кремль, окружив его 40-этажными небоскребами.

Существующую старую Москву эти варвары охарактеризовали как «смесь церковно-азиатской экзотики с безвкусицей!» В рамках этой безумной кампании в 1936 году снесли Казанский собор на Красной площади — один из трех самых значимых памятников воинской славы России, воздвигнутый в честь освобождения Москвы от польско-литовских оккупантов в войне 1612 года. А ведь он строился на средства русских воинов! К нашему счастью, собор воссоздан в ноябре 1993 года.

В далеком 1696 году на средства купца Сверчкова была построена церковь Успения на Покровке. Этот выдающийся памятник московского барокко пощадил даже Наполеон при вторжении в столицу! Но не пощадили его «красные архитекторы». Сейчас на этом месте — на углу Покровки и Потаповского переулка — сквер. А на месте всемирно известного памятника XVIII века — церкви Николы «Большой Крест» у Иль­инских ворот — сиротливо зеленеет газон.

Страстной монастырь, основанный царём Алексеем Михайловичем в 1654 году, был разрушен в 30-е годы XX века в рамках «усовершенствования» Москвы. Словно в насмешку на месте монастыря возвели здание из стекла и бетона — кинотеатр «Россия». Знаменательно, что памятник А. С. Пушкину был обращён лицом к монастырю. Когда же построили кинотеатр, памятник развернули в другую сторону. В народе появилась шутка: «Пушкин отвернулся от России». Достоверно неизвестно, так это или нет, но говорят, что переименовали кинотеатр в «Пушкинский» и по этой причине.

Рядом находится высотное здание «Известий», о котором писал Маяковский:

И каменщики с небоскрёба «Известий»
Плюют на Страстной монастырь.

А Семен Кирсанов, сын портного, только что приехавший из Одессы и считавший себя последователем Маяковского, высказался ещё жёстче:

Была Москва — большой город,
Лабазников жадных логово,
Да взяли Москву в большой оборот —
Редиски церквей выдёргивать.

Не хочется даже комментировать эти строки. Пусть они останутся на совести автора. Нам же остаётся чувст­во печали по утраченному. Прошлое все ещё окликает нас, пытается напомнить о себе — остатками строений, названиями улиц и переулков. Так, например, Пятницкая улица получила своё название от придела Параскевы Пятницы в церкви, расположенной там, где сейчас находится вестибюль станции метро Новокузнецкая.

Параскева по-гречески означает пятница. Считалось, что святая великомученица покровительствует торговым людям и предпринимателям, поэтому храмы в её честь ставили на бойких торговых улицах. Другая известная церковь в честь святой Параскевы (тоже ныне разрушенная) находилась в Охотном ряду. В 1922 году сфабриковали дело и расстреляли Пятницкого настоятеля и благочинного всех Замоскворецких церквей отца Александра (Заозерского), а затем уничтожили сам храм. Генплан 1935 года предусматривал на его месте участок Бульварного кольца. Но кольцо так и не замкнули, а на месте храма вырос вестибюль станции метро.

Что-то страшное таится во всей этой истории 30-х годов, как будто сам враг рода человеческого нашёптывал «красным архитекторам»: сломай, уничтожь, разбей! А сколько «малых сих» было смущено этой пропагандой и искренне верило, что делается нужное и хорошее дело? Ведь смеялись же и ликовали коммунары, разрушая Богородицерождественский храм в Костино!

Сейчас, когда туман рассеялся, и мы с печалью в сердце перебираем страницы прошлого. Так хочется верить, что его страшные уроки больше не повторятся. Будем надеяться, что так и произойдет…

Анна Великанова

/* ]]> */