Газета / Статьи

Великий пост – это надежда на тишину

Не знаю, как вам, но для меня Великий пост – всегда надежда на тишину. Ну, думаю, вот сейчас, перед постом, насуечусь вдоволь, переделаю многочисленные свои дела, подчищу хвосты и, испросив “дежурного” прощения у тех, кого чем-то обидела и кого в спешке буден забыла, благоговейно и торжественно войду в тишину великопостную. И тогда уж всё, ну всё, будет совсем по-другому, не так, как до этого поста. И хватит сил выстаивать долгие великопостные службы, и хватит духа не роптать на близких, и хватит здоровья и терпения держать пост. А ещё не нарушать несмирением и суетой ту самую вожделенную тишину, которой так ждет моё сердце… Но опять жестокие грабли бьют по моему привыкшему к наказанию носу. Может, в первую седмицу и продержусь с Божией помощью. А потом потечёт все та же жизнь, в замкнутом круге которой всё привычно и всё как всегда. Бесконечная гонка в делах, с маленькими, больше формы ради, передышками – в храм, на службу, – и опять за своё – разговоры пустые, ропот, осуждение, многозаботливость, от которой, бывает, и в глазах темно.

Наверное, как никогда перед Великим постом хочется духовной поддержки, доброго слова и умного совета, есть стремление не повторять ошибок, в который раз поверить в собственные силы. И сделать хоть маленький, хоть едва заметный шажок в сторону духовного возрастания. И тут случился мне – подарок. На мой стол легла книга, которая и стала поддержкой, добрым словом, умным советом. Написал её человек святой жизни, подвижник благочестия, старец Паисий Святогорец. Уже в названии книги -помощь. “С болью и любовью о современном человеке”. А это значит – о нас, о вас, обо мне. Ведь все мы можем называть себя современниками старца Паисия. Почил он не так давно, летом 1994 года. Его называют одним из благодатнейших и рассудительнейших старцев нашего времени. С болью и любовью… Каждая строчка книги проникнута этой самой болью и этой самой любовью, как проникнут был ими каждый прожитый старцем день.

Подвижник благочестия. Как правило, мы относим такие слова к христианам древности, людям высоких духовных подвигов. Но не оскудевает земля Божия, Господь и по сей день засевает её элитными зернами, дающими обильный урожай, способный подкрепить наши уставшие без веры души.

С болью и любовью… Я открыла книгу наугад и сразу пойманное с поличным сердце встрепенулось. Строки были – обо мне: “Люди хотят грешить и иметь добренького Бога. Такого Бога, чтобы Он нас прощал, а мы продолжали бы грешить. То есть, чтобы мы творили всё, что хотим, а он прощал нас не переставая, а мы дули бы в свою дуду.” Самооправдание – состояние удобное, когда вроде и признаешь собственный грех, но в то же время и убеждаешь себя в его неизбежности: да, да, плохо, но ведь и деваться, с другой стороны, некуда… Старец Паисий не обличает нас, нет, он нам сострадает. Он жалеет непутёвых, инфантильных, изнеженных, расслабленных своих современников, как жалеет отец погрязших в пороках детей. Зачем? Остановитесь…

Старец не пускается в долгие увещевания и педагогические изыски. Он напоминает нам – о совести: “Совесть – самое первое Священное Писание, данное Богом первозданным людям… Как бы человек ни попирал свою совесть – она все равно будет обличать его изнутри. Поэтому и говорят: “Его червь точит”. Ведь нет ничего слаще, чем мирная спокойная совесть”. Но нет ничего проще – вспоминать о совести. Нет ничего труднее -вспомнив о совести, сделать первый шажок, полшажочка в сторону собственного духовного возрастания… Но и тут старец Паисий Святогорец определяет наш путь по меркам самым честным и бескомпромиссным: да – да, нет – нет. “Человеку заплатит тот хозяин, на которого он работает. Если ты работаешь на чёрного хозяина, то уже здесь он сделает твою жизнь чёрной. Если ты работаешь греху, то с тобой расплатится диавол. Если ты возделываешь добродетель, то тебе заплатит Христос…” Вот он, самый главный в нашей жизни выбор. Определиться уже давно пора. А, определившись, не роптать, не заламывать рук от “беспросветной тяжести” собственного креста, а возрадоваться, что наше сердце открыто навстречу Богу и укреплять сердце молитвой, постом, болью и любовью…

А разве это не домашнее задание всем нам в предверии Пасхи Христовой, в учебном семестре, именуемом Великим постом? По хорошему учебнику экзамены сдавать всегда легче. Первый том Слов блаженной памяти старца Паисия Святогорца “С болью и любовью о современном человеке” – как раз и есть такой учебник. Давайте откроем его еще раз наугад, например, вот здесь: “Знаете, чем отличаются люди мирские от людей духовных? Люди мирские заботятся о том, чтобы был чистым их двор. Их не интересует, замусорен ли дом изнутри. Они чистят двор и заметают сор внутрь дома. “Людям, – говорят, – виден двор, дом изнутри они не видят… Люди же духовные заботятся о том, чтобы дом был чист внутри. Их не волнует, что скажут о них люди, потому что Христос обитает в доме – в сердце, а не во дворе”. Вот и опять отеческий укор – с болью и любовью. Мы-то уже давно не хотим считать себя мирскими, мы многое знаем, во многом разбираемся. Но это не труд, это приятная наша обязанность. Вам надо окрестить внучку, а вам – освятить квартиру, а вам – ну непременно съездить на святой источник, вот адрес, там такая благодать! Мы легки на подъем, если речь идет о добром совете, необременительном вразумлении. Это совсем не тяжело. А вот заступить на серьезную вахту духовного труда…

Великий пост – именно такая вахта. Как хорошо, что первый том Слов старца Паисия “С Болью и любовью о современном человеке” попал в мой дом накануне Великого поста. Благодарение доброму знакомому, сделавшему мне такой подарок. Эта книга поддержала меня, помогла увидеть в себе серьезные духовные изъяны и подсказала эффективные средства “террора” против них. Взять хотя бы пресловутое осуждение. Ведь сколько говорено о нем, сколько устыжения пережито, а воз и ныне там.

Но вот пришло благословенное время великопостной молитвы Ефрема Сирина: “…и не осуждати брата моего…” И уже приходит на помощь старец Паисий Святогорец: “Искренен и прям не тот, кто “режет правду в глаза” и не тот, кто трубит о ней всему свету, но тот, кто, имея любовь и живя по правде, с рассуждением говорит то, что нужно и когда нужно, в необходимый для этого час. Те, кто обличает других без рассуждения, находятся в духовном помрачении и, к несчастью, смотрят на людей как на пни или бревна. Эти нерассудительные люди без жалости обтёсывают остальных, которые мучаются и страдают. Но при этом помраченные “мастера кубизма” радуются тому, что из-под топора их обличений выходят ровные, обтёсанные под прямым углом люди-чурки.” И опять старец не просто указывает нам на нашу немощь, ставит диагноз – “мастер кубизма”, но и подсказывает метод лечения. Этот метод стар как мир, но ничего другого, слава Богу, еще не придумали – освобождаться от страстей. Наши страсти – наше бесовское богатство, которым мы живем безбедно на щедрые проценты великодушных банкиров. “Люди, освободившиеся от своих страстей, не имеют злобы и поэтому исправляют зло добром. Увидев где-то нечистоты, которые нельзя убрать, такие люди присыпают их чем-нибудь сверху, чтобы они не вызвали отвращения у кого-то ещё. А вот люди, расковыривающие мусор и грязь чужих грехов, похожи на кур, которые копаются известно в чём…”

Старец Паисий напоминает нам, что каждый человек – тайна. Господь ведает эту тайну, нам же она не по чину. Нам бы в свою душу научиться смотреть нелицемерно.

Старец Паисий советует чаще включать в работу добрый помысл. С ним, как с посохом, легче пройти по великопостному большаку, не поскользнувшись, реже набивая синяки и шишки. Добрый помысл – привычка благая. С ним даже самые изнуряющие душу искушения не страшны. Старец приводит пример из собственной жизни. Однажды он ехал в автобусе и водитель на всю мощь включил музыку. Его попросили сделать потише, ведь в автобусе едет монах, но водитель, наоборот, прибавил громкость. И тут старец включил добрый помысл. Вот как он об этом рассказывает: “Если бы, Боже сохрани, где-нибудь на трассе случилась авария и в наш автобус посадили бы покалеченных людей – одного со сломанной ногой, другого с разбитой головой – то как бы я выдержал такое зрелище? Слава Тебе, Боже, что люди живы и здоровы! Вон, гляди – еще и песни распевают! Так себе и ехал – напевая духовные песнопения. Прекрасное было путешествие!”

И зависть побеждается добрым помыслом, основа которого – благодарение Богу. “Тогда другой человек, у которого тоже нет машины, славословит Бога и радуется. “Слава Богу! – говорит он. – Ну и пусть у меня не будет машины. Ведь у меня крепкие ноги и я могу ходить пешком. А у скольких людей ноги ампутированы, и они не могут за собой ухаживать…” В свою очередь, человек хромой говорит так: “А каково другим, у которых нет обеих ног?” – и радуется тоже”.

А как мы страдаем от собственных лишений! Как жалеем себя, как напрягаемся, дабы понести их как можно меньше, ропща и стеная. “А ведь лишения, – вразумляет нас старец Паисий, – очень помогают людям. Испытывая в чём-то недостаток, чего-то лишаясь, люди становятся способны познать цену того, чего у них не стало. А те, кто сознательно, с рассуждением и смирением лишают себя чего-то ради Христовой любви, испытывают духовную радость. Кто-то, к примеру, скажет: “Такой-то человек болен, и поэтому сегодня я не буду пить воды. Ничего большего, Боже мой, я сделать не могу”. И если человек совершит это, то Бог напоит его уже не водой, а сладким прохладительным напитком -божественным утешением.”

Да, вот без чего уж точно не обойтись нам в нашем духовном возрастании – без начатков жертвенной любви. Отказаться от похода в гости ради посещения в больнице одинокого знакомого, помолиться за заблудшего отрока-наркомана, склонить голову перед нищей старостью. И делать это незаметно, со стыдом в сердце: прости, Господи, немощь мою, ничего другого сделать я не в силах. Старец брал на себя подвиги высокие, он вымаливал раковых больных, прося в молитве самому, вместо заболевшего, понести эту муку. К нему шли сотни паломников ежедневно, а он, сам страдая от тяжелой болезни, выходил к ним навстречу из своей кельи с улыбкой, приветом, нехитрым афонским угощением – кому орешек, кому кусочек лукума, кому кружку холодной воды. И удивлялся старец в чистоте и мудрости своего жертвенного сердца: “Я не вижу в себе ничего хорошего и удивляюсь: что находят во мне люди, чтобы так нестись ко мне сломя голову? Я ведь на самом-то деле кто: тыква с арбузной коркой. А в наши дни даже тыкву едят вместо арбуза, потому что у нее корка похожа на арбузную. Люди едут ко мне с другого края света и даже не знают точно – застанут меня или нет. А мне каково: с одной стороны, я гнушаюсь самим собой, но с другой – ведь за людей-то тоже больно”.

Старец Паисий оставил нам свое богатейшее наследие. В издательстве “Святая Гора” вышли книги Слов старца “Духовное пробуждение”, “Духовная борьба”, “Семейная жизнь”. Думается, эти книги не только займут достойное место на наших книжных полках, но и сердца наши от чтения их исполнятся духовной радости мудрого слова, доброго назидания, рассудительного совета. Как произошло это со мной после встречи с первым томом Слов старца Паисия Святогорца “С болью и любовью о современном человеке”. Конечно, Великий пост – путь долгий, непростой, полный искушений и духовной борьбы. Но с мудрым попутчиком, чье плечо крепко, глаза сострадательны, а сердце жертвенно, он одолим. Возьмите с собой в дорогу книгу афонского старца. Уверена: открытая на любой, даже случайной странице, она укрепит ваши силы, и великий праздник Христова Воскресения встретите вы в ликовании души, в радости ни с чем не сравнимой.

Творения старца Паисия Святогорца

Источник: www.russdom.ru

/* ]]> */