Сергиевское братство трезвости

Мы и наши дети

Мы пришли в земной мир, уже населенный. Многие поколения прошли перед нами. Настал и наш черед. Мы пришли не сами по себе, Господь нас вызвал из небытия, такова была Его святая воля и желание.

Господь нам вручил величайший Свой дар – жизнь. Знал ли Он нас до рождения, не знал – величайшая тайна. Известно, по учению Церкви, лишь одно: Бог нас возлюбил, дал нам жизнь и пожелал, чтобы мы жили вечно, то есть спаслись.

В этот мир нас приняли родители. Без них мы бы просто пропали. Человек рождается таким слабым, беспомощным и беззащитным, что ни дня не прожил бы сам по себе. Родители нас защитили, вырастили, поставили на ноги. Они сделали для нас все, что могли, чтобы мы стали счастливыми. Мы бесконечно благодарны за это родителям.

Но однажды мы догадались, что мир, загадочный и необъятный, внешний мир простирается почти сразу за порогом родительского дома. С этой поры круг наших знакомых стал стремительно расширяться. Теперь нас окружали и ближние, а потом и дальние знакомые. Родители наши забили было тревогу, но потом поотстали. Где им было угнаться за нашими дерзаньями!

А мы всё энергичнее познавали мир, энтузиазма в нас было в избытке. Постепенно мы перезнакомились со всеми насельниками этого мира, доступными нашему восприятию. Мы вполне, сколько могли, восприняли от них и благое, доброе, душеполезное, восприняли и соблазнительное, угодное лишь нашим чувствованиям, но душепагубное.

Яд очень часто бывает вначале сладок, приятен на вид и на вкус. Человек с жадностью припадает к нему, не задумываясь, и только потом расплачивается горечью, расстройством, гибелью. Величайшей милостью Божьей мы не погибли после всех наших удалений в «страну далече» (Лк. 15, 13) и «открытий» там, к чему, несмотря на все запреты родительские, мы так отчаянно стремились когда-то! Однако следы понесенных там утрат напрасных, как неизгладимое тавро, навечно запечатлелись на нашей совести, нашем здоровье, в нашей памяти.

У нас нет даже мысли обратить к кому-либо упрек или обиду. Только благодарение! Благодарение Богу. Да потому что мы не одиноки. За нами идут наши дети. Всё повторяется! Но мы не хотим, не допустим, чтобы дети наши повторили наши ошибки! Слава Богу, мы теперь видим их! Мы вспоминаем родительские наставления, предостережения, запреты, помним, как мы всё это переступали. Да не повторится это теперь в наших детях!
Мы смотрим на наших деток. Какие они славные! Как хорошо играют! А вот они уже подросли, пошли в школу. И мы снова радуемся: дети стали самостоятельнее, мы можем теперь больше сил своих направить на внешние заботы, например, ­­о большем заработке, вспомнить и о своем досуге, отдыхе, наконец. Проходит еще немного времени. Как быстро, однако, бежит время! Совсем недавно, казалось, ходили в детсад, и вот – уже школьники! Один – в пятом, старший – в седьмом классе.

Только странно как-то ведут теперь себя наши дети. Глаза прячут, отворачиваются, между собой шушукаются, что-то скрывают! Чего скрывать несмышленышам?

Но несмышленышам, оказывается, есть уже очень много чего скрывать от нас, родителей. И пальцы желтые, прокуренные, и запах изо рта вино-пиво-рвотный, и зрачки расширенные, уж не наркотики ли?!

Да, так уж случилось, что, увлеченные своими заботами, поисками, интересами, теперь уже мы упустили своих детей из внимания, как когда-то мы сами отлучились от своих наставников. Все повторяется! И теперь мы с болью смотрим на плоды их отлучения всё в ту же «страну далече». Как они, уже с этих лет, поврежденные душой и телом, мучаются теперь, наши дети.

Что же нам делать?

Мы сами для себя вполне осознали, как нам кажется, пагубность удаления от Бога и смиренно возвратились, как нам кажется, снова под Его управление. Но, как же так получается, что и теперь, возвратившись, опять соблазняемся и смотрим непотребное, и слушаем небогоугодное, и произносим душеубийственное?
Сквернит человека, оказывается, то, что он извлекает из недра сердца своего (Мф. 15, 11). Оказывается, было время, когда мы извлекали из своего сердца не очень доброе и этим недобрым соблазнили, невольно развратили наших детей. И теперь они учат этому недоброму уже своих собственных детей. И мы всё это видим.

На наших глазах разворачивается панорама жизни нового поколения. Мы с ужасом угадываем в их падениях свое участие. И мы унываем.

Но мы понимаем: уныние не к лицу христианину. Господь сказал: да будут все «едино» (Ин, 17, 11). И если мы это сознаем, то всем своим единством, молитвенным, богоугодным, восстанем за наше достояние, за наших деток, которые далече сейчас пребывают. Наше стояние здесь, в храме, не напрасно. Бог слышит нашу мольбу, наши просьбы и наше неотступное желание исправиться и самим нам, и, главное, детям нашим. Вот смысл наших здесь стояний.

Мы просим Бога, преподобного Сергия нашего Радонежского, в честь которого возродилось в нашем храме Братство трезвости, просим и Матерь Божию, и друг друга просим помолиться и за нас самих, и за наших общих деток, за нашу страну Российскую, которая гибнет, утопает в вине, табакокурении, наркотиках и во всех богопротивных удалениях. Просим и уверены: не тщетны наши прошения и молитвы!
Мы верим: всё Богу доступно, Бог слышит нас. Аминь.

Проповедь настоятеля храма, протоиерея Бориса Куликовского
после молебна 13.02.2011 г.

/* ]]> */