Возрождение храма (2003-2005)

Любовь как эстафета. Интервью с настоятелем храма

8 апреля 2012 года, в Вербное воскресенье, настоятелю Богородицерождественского храма в Костино протоиерею Борису Куликовскому исполнилось 75 лет.

После праздничной литургии с приветственным словом к юбиляру обратился Председатель Попечительского совета Благотворительного фонда «Новый Иордан» при Богородицерождественском храме генерал армии В.М. Семёнов. Он поздравил протоиерея Бориса и — по поручению Президиума Российского Наградного комитета Международного Христианского Фонда Десницы Святого Иоанна Крестителя (Республика Черногория) «в ознаменование славного Юбилея — 75-летия со Дня рождения и за многогранную, плодотворную деятельность в сфере духовного просвещения и воспитания прихожан, основанную на идеях любви к Богу и патриотизме к Отечеству Российскому» — вручил ему международную православную награду ОРДЕН «ДЕСНИЦА СВЯТОГО ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ» (Приготовьте путь Господу) и Наградной лист.

9 апреля благочинный Ивантеевского округа протоиерей Иоанн Монаршек вручил отцу Борису поздравление Митрополита: «Ваше Высокопреподобие, дорогой отец Борис! Примите мое сердечное поздравление к 75-летию со дня Вашего рождения. Молитвенно желаю Вам здоровья и долгоденствия. Призываю на Вас и Ваши пастырские труды Божие благословение. С любовью о Господе Ювеналий, Митрополит Крутицкий и Коломенский».

Обычно, когда мы приходим к отцу Борису на беседы, то говорим о себе, о своих трудностях, сомнениях, проблемах. А сегодня нам хотелось бы рассказать о нем — нашем духовном наставнике, человеке, чьими усилиями построен храм Рождества Пресвятой Богородицы.

Предлагаем вашему вниманию интервью с настоятелем храма отцом Борисом, сделанное накануне дня его рождения.

— Отец Борис, расскажите, пожалуйста, о своих родителях.

— Отец у меня был профессиональным военным, у мамы — неоконченное высшее экономическое образование. Закончить институт ей помешала война — отец ушел в армию, она осталась одна с двумя маленькими детьми на руках: мне тогда было четыре года, брату — шесть с половиной. В эвакуацию мы не уехали — помню, как товарный поезд три дня колесил вокруг Москвы, а потом вернулся обратно: было уже поздно, Москва находилась в окружении.

— Тяжелое Вам досталось время…

— Это так. Но в семье у нас был лад, любовь была, а это порой значит больше, чем самые тяжелые обстоятельства.

— Что Вам дала Ваша семья, чему такому научила, что Вы пронесли по жизни и за что благодарны?

— Родители дали мне любовь. Тогда еще не к Богу — Его имя в то время не произносилось в нашей семье. Но та любовь, которую они мне дали, на всю жизнь осталась со мной. Сейчас у меня три дочери, пять внуков, все они верующие. И я надеюсь, что тоже смог дать им любовь, которую они, как эстафету, передадут другим…

— Я знаю, что Вы закончили МВТУ им. Баумана. А как же получилось, что стали священником?

— Да, я закончил Бауманку, факультет приборостроения. Работал на секретном «почтовом ящике», защитил кандидатскую диссертацию, готовился к докторской, параллельно читал лекции в Лестехе по своему предмету. Я очень серьезно относился к своей работе, искренне верил официозу, хотя и видел отдельные недостатки, но, как говорится, «и на солнце пятна»…

Но, видимо, Господь уготовал мне другое. Мама моя была верующей. В 1963 году, когда умер отец, она сдала партбилет, и, как ее ни прорабатывали на партячейке, не смогли уговорить отказаться от своего решения. Она просила меня окреститься, но я тогда отвечал, что Бог — это моя совесть, и зачем посредники, зачем какие-то действия предпринимать?

Мне предложили заниматься автоматизированными системами управления, это была очень интересная, перспективная тема. Сначала я стал разрабатывать АСУ для предприятия, потом планировалась разработка для отрасли, потом — для народного хозяйства в целом. И тут, в процессе работы, я стал задумываться: а что, если когда-нибудь создадут АСУ для всей земли? И что дальше — АСУ солнечной системы? Вселенной? И в процессе этих размышлений пришло понимание, что всем мирозданием управляет Высший живой Разум, то есть Бог. Это понимание потрясло меня. В письмах к маме я стал писать, что не понимаю, зачем моя работа, зачем хожу читать лекции, и мне кажется, что я сам заедаю свою жизнь…

Крестился я в 41 год в Литве, где тогда жила мама. Но в храм пришел не сразу, был какой-то период адаптации, когда я искал свое место в этом новом открывшемся мне мире. Помню, как пришел в Болшевский храм, меня там увидели и за это «прорабатывали» в деканате. А в 1989 году я уехал в Переделкино, стал алтарником. В 1991 году Патриарх Алексий рукоположил меня в дьяконы, и я поступил в семинарию в Сергиевом Посаде.

— А как пришла идея строить храм?

— В Королёве (тогда это был город Калининград) был Болшевский храм, власти считали, что этого достаточно. Город наш всегда был с сильными коммунистическими традициями, найти понимание с руководством было непросто. Но оказалось, что это не главное. И деньги, и ресурсы — тоже не главное.

— А что же главное?

— Воля Божья. В 1994 году, будучи еще дьяконом, я подошел к отцу Кириллу (Павлову) за благословением строить храм. Он меня спросил: а люди, которые будут помогать, есть? Я ответил: Бог пошлет! Он опять спрашивает: а деньги есть? Я опять: Бог пошлет. И он говорит: ну, давай! И с Божьей помощью все получилось.

В 1995 году здесь образовалась община, молились тогда в парке. Нужно было помещение добывать, нужно строить…

— Сейчас уже и храм стоит, и община большая. Столько людей к Вам приходит — кто за советом, кто со своими проблемами. На Вас не давит груз ответственности?

— Когда любишь, ничто не кажется трудным, всё получается естественно и легко. Бывает, что устаю под вечер, но всегда со мной тихая радость, хорошо на душе.

— Через многие трудности пришлось пройти, но многие еще впереди, потому что планы у Вас большие, храм должен развиваться. Не пугает предстоящее?

— Я верю, что всё получится, если это угодно Богу. А что трудности… Так ведь Господь порой испытывает нас, проверяет на крепость. Я отношусь к возникающим трудностям как к испытанию. И если дает Господь испытание, то дает и силы пройти его…

— Община существует с 1995 года, многих людей Вы знаете уже давно. Как по вашему, изменились ли прихожане за это время?

— Я не могу об этом судить, потому что этот путь мы проходим вместе. Люди меняются, но меняюсь и я. Главное, что остается неизменным — это любовь. Мир зиждется не на знании, не на умении, не на ловкости, а на любви. Это тот цемент, который не дает миру распасться на атомы. Недаром же ученые — те, которые настоящие, — вникая в суть вещей, неизменно приходят к Богу. Им открывается беспредельное, а смысл всего этого — любовь.

— Спасибо Вам за беседу, желаю счастья, здоровья. И, конечно же, осуществления всех планов!

Беседовала Анна Великанова

/* ]]> */